Круглянский мост

   - Толкач, айда!

   Степка с готовностью встал, не скрывая неприязни, взглянул на сразуутратившего недавнюю нагловатость Данилу. Он отлично представлял туопасность, которая подстерегала их еще засветло на голой дороге, но большевсего не хотел, чтобы его опасение увидели другие.

   На ходу он забрал у командира канистру, они сошли ниже, продралисьсквозь густые заросли опушки и оказались на краю луга.

   Дождик все сыпал, мелкий, но спорый, пространство за рекой застлалотуманом, в нем почти неприметно растворились мост, луговая пойма и весьберег с Круглянами. Это было неплохо: издали на мосту их не увидят, толькобы загорелось дерево.

   Оставив Бритвина и Данилу на опушке возле дороги, они скорым шагомпустились по обочине. На ходу Маслаков несколько раз оглянулся, и вовзглядах его Степка уловил тревогу. Получалось не так, как задумано, рискувеличился, шансы на успех уменьшились. Впрочем, явной опасности пока нечувствовалось, ненастье неплохо укрывало их. Откладывать же вряд ли былоразумно: если разойдется дождь, сколько понадобится ждать, пока моствысохнет. Опять-таки должна пособить и пасха: полицаи ведь тоже не прочьпопраздновать.

   Степка едва поспевал за Маслаковым, оба они почти уже бежали, командирто и дело оглядывался, но на дороге вроде никого не было.

   - Аккурат время такое, понимаешь? Днем охраны нет, а на ночь еще невыставили. Кабы не дождь, еще было бы светло...

   Они все срывались на бег, но Маслаков намеренно сдерживался, видно,чтобы не отрываться от Степки или не вызвать подозрения, если кто появитсянавстречу. Автомат свой он держал наготове прикладом под мышкой. Степкавинтовку нес на плече, веревка ее где-то на лопатке стягивала кожу,причиняя боль, но он не мог приостановиться, чтобы взять в другую рукуканистру.

   - Ты поверху, а я вниз. Польешь, а я подожгу. Только аккуратно, чтоб наземлю не лилось. По бревнам старайся.

   - Знаю.

   - Крайнюю от воды опору. Загорится! Должна загореться. И поглядывай замост. Чтоб из Круглян кто не нарвался.

   - Ну.

   В разорванный сапог Степки набилось песку, ногу опять стало тереть, онприхрамывал. Соснячок уже остался далеко сзади. Они были одни на пустойдороге, дождик упруго стучал по дорожной пыли, которая затхло воняла,занимаясь сверху мокрой осповатой коркой. Мост был уже близко. По сторонамуже видны стали его перила, одно, обломанное с конца, свешивалось надводой. Насыпь стала повыше, дорога на ней потвердела, и Степка на ходупотряс сапогом, высыпая песок. Наверно, из предосторожности Маслаковперебежал на другую сторону. Ему уже пора было спускаться с насыпи, нокомандир медлил, сквозь дождик во все глаза приглядываясь к мосту.

   И вдруг в дождливом тумане на совершенно безлюдном за секунду до тогомосту невесть откуда появилась фигура.

   Маслаков будто споткнулся, тотчас замедлив шаг. Степка также пошелмедленней, ноги его наливались непонятной тяжестью и слегка подрагивали в