Круглянский мост

недобро мрачнело, но дождь перестал. В лесной глухомани царила ночнаятишь, нарушаемая лишь падением холодных капель в кустах. Усталым от долгойходьбы людям, однако, было тепло, даже душно.

   Пока Данила отсапывался, Степка ощупал все еще не приходящего всознание Маслакова. Тот был жив, сердце его, было слышно, билось слабыминеровными толчками. В груди, если прислушаться, что-то клокотало-хлюпало,и это особенно пугало Степку - казалось, Маслаков кончается. Сделанная изсорочки перевязка, наспех наложенная ими в пути, перекрутилась, сползла наживот. Вдвоем с Данилой они начали поправлять ее. Поодаль, ссутулясь,уныло сидел Бритвин.

   - А канистра где? - вдруг спросил он.

   - На дороге, - буркнул Степка.

   - Подожгли, называется!..

   Двое других молчали, возясь с раненым, и Бритвин неожиданно зловыругался.

   - Вроде бы опытный подрывник, а такую тюху-матюху упорол!

   Данила развязал концы окровавленного куска сорочки, Степка придержал ихи, глотая слезы от жалости к Маслакову, не мог возразить ротному. Как онни был настроен против Бритвина, но теперь не мог не признать, что тотправ.

   Было совершенно очевидно, что Маслаков просчитался и сам же поплатилсяза это. Недавняя неприязнь Степки к Бритвину сама по себе сходила на нет,впрочем, как и к Даниле, - все его прошлые обиды на них теперь становилисьничтожно малыми перед огромностью свалившегося на них несчастья.

   - Что тут у него делается! - ворчал Данила, ковыряясь под завернутоймокрой гимнастеркой.

   Рана кровоточила, надо было поправить повязку. Ночь выдалась темная,без луны, а в этом овраге и под самым носом ни черта нельзя былоразобрать.

   - Спички где-то у него были, - вспомнил Степка. - Посмотри-ка вкарманах.

   - Держи.

   Степка зажал концы повязки, а Данила принялся шарить по мокрым карманамраненого, которые, как и у всех, были набиты различной обиходной мелочью.Вытаскивая оттуда что попало под руки, Данила глухо приговаривал:

   - Нож. Тряпка какая-то. Книжка или бумаги... Не разберу...

   - Дай сюда, - протянул руку Бритвин.

   - Патроны. Моток проволоки... Карандаш... Хотя запал будто? Нате,посмотрите там.

   Бритвин без особого любопытства взял у него что-то и, ощупав, скороопределил:

   - Бикфордов шнур, а не проволока. И взрыватель вроде. Ну да,взрыватель. Только взрывать нечего.

   - Вот спички.

   - А зачем спички? - начал раздражаться Бритвин. - Что ты ему, операциюбудешь делать? Подводу надо искать!

   Данила на минуту смешался от этого почти начальственного окрика, молчауставясь на тусклую во мраке фигуру Бритвина. Как-то так получалось, чтотот теперь брал над ними двумя старшинство, хотя прямого разговора о томеще не было.

   - Подвода, говорю, нужна. Не торчать же тут, пока полицаи защучат.Деревня далеко?