Круглянский мост

комья земли. Спустя четверть часа из-за насыпи на дорогу вылез обнаженныйдо пояса полицай в зеленых штанах и черной пилотке, недалеко прошелсяобочиной, нагнулся, что-то подобрал с земли и опять пошел туда, гдекопали.

   От долгого бега Степка согрелся, вспотел, но теперь, поглощенныймостом, не догадался даже расстегнуть мундир да снять шапку.

   Полежав с полчаса, он понял, что, наверно, придется проваляться тутдолго: на дороге в сосняке еще никого не было видно. Зато со стороныместечка скоро показалась повозка, которая быстро катила к мосту. Спустякакое-то время можно было различить, что это бричка; запряженный в неесправный буланый коник размашисто кидал копытами, картинно сгибаякрасивую, с коротко подстриженной гривой шею. Степка догадался, что этокто-то из начальства. Бричка ненадолго остановилась возле тех, что копали,там же оказался и часовой; не слезая с сиденья, человек в сером пальто,размахивая руками, что-то заговорил, другой сидел подле молча. Вскоре оншевельнул вожжами, и бричка с негромким стуком покатилась по дощатомунастилу.

   Степка плотнее припал к земле, затаил дыхание. Они проехали совсемблизко от него, по даже не взглянули я его сторону, и парень облегченновздохнул.

   Опять потянулось время. Солнце над лесом медленно поднималось в небе,было уже, наверно, часов около десяти. Теперь Степка чаще, нежели на мост,стал оглядываться назад, на дорогу, все с большим нетерпением ожидаяувидеть там повозку с Росликом. Но там долго никого не было, и парняисподволь начала одолевать тревога: не случилось ли что с миной?

   Часовой раза три прошелся туда-сюда по мосту и опять повернулся в этотего конец. Правой рукой он высоко, возле плеча, перехватил ремень, алевой, заложив ее за спину, держался за ложу карабина, который, наверно,уже натрудил за смену его худое плечо. Потом, неторопливо проковыляв помосту, остановился возле сломанных перил, и Степка подумал, что сейчасповернет назад. Но он почему-то не поворачивал. Он даже вынул левую рукуиз-за спины и тоже перенес ее на ремень карабина, как бы для того, чтобыснять его с плеча. Уловив в поведении полицая что-то новое, Степкаоглянулся: с горки в сосняке быстро и даже весело катил вниз Рослик сповозкой.

   Степка подвинул поближе к себе автомат, удобнее уперся локтями в чернуюмягкость земли; он заволновался, предчувствуя, что вот-вот произойдетсамое важное. Правда, скоро его напряжение сменилось удивлением, когда онувидел в повозке одного только Митю: ни Данилы, ни Бритвина там не было.Не видно их было и сзади и нигде поблизости. Неужели они отправили Митюодного? А может, там что случилось? Но строить догадки не было времени,повозка скоро приближалась, а полицай стоял у въезда на мост, и у Степкимедленно холодело внутри от мысли: а вдруг остановит? Если полицаизадержат повозку, тогда все пропало.

   Припав к земле и неудобно поджав свернутые набок ноги, Степка сквозьветви поглядывал то на дорогу с повозкой, то на мост, где в угрожающейнеподвижности застыл часовой. И тогда в голове его мелькнула совсем ужепаническая мысль: а вдруг прошлой ночью караул сменили, поставили новый, и