Круглянский мост

полицейский впервые видит этого молоковоза? Тогда он его, безусловно,задержит. Но ведь Митя где-то поблизости от моста должен поджечь шнур -что же тогда будет?

   Между тем повозка приближалась. Митя высоко сидел на одном из бидонов,внешне он выглядел спокойным. Правда, эта его высокая посадка казаласьнесколько необычной, разве что так ловчее было столкнуть бидон-мину. Иопять ни на повозке, ни поблизости от нее не было никого больше. "НеужтоБритвин с Данилой остались в лесу или с ними стряслось что плохое?" -недоумевал Степка. Конечно, он прикроет Митю, коль на то послан, но длячего же тогда они?

   И тут Степка заметил над повозкой дым. Парень удивился, даже испугался,но вскоре понял, что это дымил папироской Митя. Делал он это, однако,неумело, слишком усердно и часто - непонятно было, то ли собираясь поджечьшнур, то ли для того, чтобы уже замаскировать его горение. В то же времяРослик побежал быстрее, и повозка, минуя кустарник, на несколько секундскрылась за нависшей листвой.

   У Степки от волнения противно задрожало сердце, вспотели ладони, онподвинулся немного в сторону, направляя ствол автомата на часового. Как набеду, свежеватый утренний ветер замельтешил перед лицом молодыми ветвями,которые то открывали, то совершенно закрывали собой полицая. Но вот тотшагнул навстречу повозке и, что-то негромко крикнув, снял карабин. Митясоскочил на дорогу.

   Повозка остановилась в каких-нибудь десяти шагах от моста. Рослик,слегка выставив вперед ногу, принялся теребить ее зубами. Степка вольшанике весь сжался от напряжения, плохо соображая, что происходит. Ончувствовал только, что план Бритвина рушится, что дело оборачивается самымнеожиданным образом и что теперь, судя по всему, настала его очередь.

   Что ж, будь что будет.

   Он не знал, поджег ли Митя шнур (должен был поджечь), но если шнур ужезагорелся, то полицай, как только подойдет к повозке, поймет все с первоговзгляда. Тогда независимо от того, будет взрыв или нет, парень погибнет.Чтобы спасти хотя бы Митю, Степка вскинул над насыпью автомат и надавил наспуск.

   Тр-р-р-р-р-р-рт!

   Что произошло дальше, он понял не сразу. Он увидел только, как рванул сместа Рослик; кажется, сбив полицая, конь с возом поскакал по мостувперед, попав на выбоину, повозка подскочила, качнулась, загрохоталиперевязанные веревкой бидоны. Полицай где-то исчез, на дороге остался лишьМитя, он бросился было за повозкой, но в какой-то непонятной растерянностивдруг остановился, раскинув в стороны руки.

   Степка вскочил, чтобы бежать, но взгляд его в последнее мгновениенаткнулся на эту растерянную фигурку Мити, и он снова присел за кустом.Только он хотел крикнуть, чтобы тот спасался, как Митя дернулся, будто виспуге, от того невидимого, что в этот момент случилось на мосту. Степкабыстро и тревожно выглянул сквозь листву - Рослик, упав в оглоблях напередние ноги, бился коленями о настил, пытаясь подняться, высоко инемощно махал головой. В то же мгновение откуда-то сбоку, как будтоиздали, с опозданием донеслось негромкое "бах-х!". Степке показалось, что