Круглянский мост

Подрывник выбрался из зарослей - тонкие ветки ольшаника упруго прошуршалипо его зеленой расстегнутой телогрейке.

   - Как жизнь, Толкач?

   Степка все молчал, не зная, как отнестись к этому вопросу: кому неизвестно, какая жизнь в хозвзводе на кухне. Похоже было, что Маслаковшутит, хотя в его тоне и во всем виде не чувствовалось никакой шутки. Каквсегда, располагающая улыбка сквозила на его смуглом округло-простодушномлице.

   - Да вот, дрова запасаю.

   Ногой в исправном еще, намазанном салом кирзовом сапоге Маслаков тронулкривой ольховый комель - верхушка жерди, словно живая, короткошевельнулась в траве.

   - Один таскаешь?

   - Ну.

   - Каторжник! - сочувственно заключил Маслаков и в упор повернулся кпарню. - Слушай, у меня к тебе дело.

   Степка нетерпеливо снизу вверх взглянул на Маслакова. Когда тот ещетолько окликнул его, он почувствовал, что это не так себе, что Маслаковнесет новость и что новость эта хорошая. И он во все глаза смотрел теперьна подрывника, который на минуту будто замялся в нерешительности.

   - Сходим на одно дело? С музыкой.

   Неизвестно почему, но Степка уже чувствовал, что будет именно такоепредложение. Это было куда как соблазнительно - сходить с Маслаковым набоевое задание. А то последнее время он если и вырывался куда, так закартошкой на какой-нибудь хутор или за сеном в луга; однажды возилтрофейный брезент в соседний отряд. На задания его не посылали.

   Но тут же Степка вспомнил свое положение в хозвзводе и нахмурился:

   - Клепец разве пустит!

   - А куда денется.

   - Ты говорил с ним?

   - Командир поговорит. Вызовет, прикажет - и весь разговор, - без тенисомнения сказал Маслаков.

   Степка уныло махнул рукой.

   - Ну, командир не заступится.

   Подрывник нетерпеливо переступил на месте, поддал на плече новенький, слакированным прикладом ППШ.

   - Ладно, это мое дело. Ты говори: согласен?

   - Я-то согласен.

   - Так потопали. А то времени мало.

   Еще не веря, Степка нерешительно поднялся, подобрал винтовку, глубже заремень засунул топор. Маслаков одною рукой подхватил две жерди и двинул вкустарник - напрямик к недалекой уже кухне. Степка поспешил следом.Вопреки своим опасениям он постепенно обретал уверенность, хотя в душе егоеще не исчезло и сомнение. Степка слишком хорошо представлял себе, каквстретит эту новость Клепец, которому вечно не хватает людей на кухне, ите у него всегда лодыри и разгильдяи. Однако Маслаков о том, видно, малозаботился и, оглянувшись, сказал:

   - Помнишь, как мы под Фариновом грукнули?

   - Ну.

   - Вот я и думаю: что это Толкача на кухне коптят? Такого подрывника, сопытом.

   Он взглянул на парня с такой подкупающей улыбкой, что Степка на минуту