Круглянский мост

прежней неприязнью к ротному.

   - Ни уважения тебе, ни уступки! Вот молодежь! - ворчал между темДанила. - Раньше было не так.

   - Что бы вы делали без этой молодежи? - резко сказал Степка,почувствовав, как с катастрофической неизбежностью в нем нарастает гнев. -Блох по хатам плодили?

   Обычно сдержанный, флегматичный Данила в этот раз из-под нависшихбровей недобро нацелил в него узенькие щелочки глаз.

   - А ты нам не указ! Не командир, значит, чтоб указывать!

   - Очень ты командиров любишь! Все чтоб командовали! Небось без командыи в лес не пошел! Ждал, пока с печи стащат!

   - Мое дело! Не тебе упрекать старших. Сопляк еще!

   - Будет, не заедайтесь! - прикрикнул Бритвин. - Толкач хоть и злой, носмелый. Молодец!

   Степка внимательно посмотрел на Бритвина, но тот невозмутимо выдержалего взгляд. Степка улыбнулся одними губами - нет, на такую дешевуюприманку его не возьмут.

   - Хвалите? Как и его хвалили?

   - Это кого?

   - Митю, кого!

   Бритвин неопределенно хмыкнул.

   - Ну, знаешь! Надо было, так и хвалил.

   - А теперь не надо? Теперь меня надо? - отрывисто спрашивал Степка иперестал жевать. Кусок хлеба во рту жестко выпирал за его щекой.

   Бритвин нахмурился.

   - А ты что, недоволен?

   - Доволен!

   - Слава богу! А то я подумал: в обиде. Оттого, что, как вчера Маслаков,на мост не погнал.

   "Ах вот что!" - мелькнуло в голове у Степки. Может, Бритвин еще начнетупрекать его за неблагодарность? Действительно, на мост не погнал, делосделали, и все наилучшим образом. Даже взрывчатку сэкономили - на сторонедостали. И все-таки до Маслакова ему далеко.

   - Маслаков не гнал! - срываясь, выкрикнул Степка. - Маслаков вел. Этоты гнал!

   - Кого это я гнал?

   - А Митю! Вспомни!

   Распоясанный босой Бритвин вдруг вскочил на ноги, придерживая рукамисползавшие темно-синие бриджи.

   - Ах ты сопляк! Оговорить хочешь! У меня вон свидетель! А ну, пустьскажет: гнал я или он сам?

   - Сам, сам! - охотно подтвердил Данила. - Просил Христом-богом. Чтоб,значит, за батьку оправдаться.

   - Понял? Полицая сынок к тому же! Учти!

   Степка молчал, несколько растерявшись от столь неожиданного поворотассоры. Да, тут они правы. Просился, это верно. И что сын полицейского -тоже правда. Но что же тогда получается?

   - Выходит тогда, что сын полицая мост взорвал? А не мы? Так?

   - Нет, не так! - твердо сказал, как обрубил, Бритвин. - Мы взорвали. Мыорганизовали и руководили. Я руководил. Или ты не согласен с этим?

   Он не знал почему, но с этим он действительно был не согласен, хотя иругаться больше не стал. Что-то в его захмелевшей голове перепуталось - не