Круглянский мост

   В яму свешивается на проволочной дужке переделанный из какой-тожестянки котелок, на краю его свежий, едва подсохший потек кулеша. Запахсъестного сразу забивает все другие, затхлые запахи ямы. Степка, ощутивминутную радость, перенимает котелок, зажимает его между колен.

   - Ложка, наверно, есть?

   Ложка у него есть, он тут же достает ее из кармана - свою давнююалюминиевую кормилицу с коротко обрезанным черенком, - отирает пальцамисор и начинает есть. Данила садится на краю ямы. Рядом стоит часовой.

   - Знаю я этого Бритвина, - говорит часовой. - Занудливый, не дай бог.Вон зимой Маланчука в Подосиновиках застрелил. Будто за нарушениедисциплины. Подлый он.

   - Подлый, да, - легко соглашается Данила, и Степка поперхнулся отудивления: смотри, как быстро переменил мнение! Он коротко поглядываетснизу вверх: Данила не спеша крутит папироску, его черное заросшее лицосегодня непроницаемо.

   - Говорят, подрались? - спрашивает часовой.

   - Было, - неопределенно отвечает Данила. Судя по его настроению,рассказывать, как и что произошло вчера, он не намерен.

   - На этой проклятой войне все бывает. Ты, может, на закурку богат?

   - Где там! Мусор собрал.

   - Так бычка оставишь. А то два дня не курил - уши опухли. С такими, какэтот Бритвин, лучше не задираться. Ну их! Что нам, больше всех надо?Делают как знают, черт с ними.

   - Ну, - коротко подтверждает Данила, напустив в яму дыма.

   Разговор не клеится, часовой ждет бычка, и Данила с жадной поспешностьюдотягивает папироску.

   - На, кури.

   Кончиками пальцев часовой берет у Данилы окурок и отходит. Данила молчаи тяжело смотрит, как Степка выскребает котелок.

   - Ну, поел?

   Степка молчит: что ему разговаривать с человеком, от которогонеизвестно чего ожидать.

   - Бритвину операцию делать будут. Сказал, чтоб тебя привел.

   Еще чего не хватало! Что ему делать у Бритвина - ругаться разве? Норугань уже окончена. Теперь дело за начальством, оно все и решит. В егоруках судьба Степки.

   - Доктор говорит: плохо целил, - продолжает между тем Данила. - Еще бына сантиметр - и конец!

   Черт с ним! Это сообщение Степку ни радует, ни печалит. Совсем он нецелил. Если бы целил, то доктор, наверно, не понадобился.

   - И это самое... - Данила почему-то оглядывается, хотя рядом никогонет, и немного тише гудит над ямой: - Говорил, на тебя не обижается. Ну,выпили, понятное дело... Если по-хорошему, так можно договориться.

   Степка поднимает голову.

   - Это как?

   - А так, значит. Сказать, что ненароком. Случайно, мол, автоматвыстрелил. А про Митю, того, молчок. Взорвали, и все.

   - Ну уж нет! Пошел он в одно место!

   - Это самое... Нехорошо ты, - настойчиво ворчит Данила. - О себе