Круглянский мост

подумай. А то приедет комиссар...

   - Пусть едет!

   Данила сверху внимательно, будто даже в недоумении, смотрит в яму.Степка встает и ставит порожний котелок возле его сапог.

   - Пусть едет! Я не боюсь.

   Данила крутит головой, вздыхает. Весь его озабоченный видсвидетельствует, что он не одобряет парня.

   Молча посидев, он поднимается, обрушивая в яму землю, потом подбираеткотелок, поправляет на плече оружие. И Степка только сейчас видит у негосвой ППШ. Значит, уже и вооружился! Степка садится на прежнее место.Что-то твердое и спокойно-уверенное уже овладело им и не исчезает.

   - Нехорошо ты удумал. Жалеть будешь, - ворчит Данила.

   - За меня не бойсь.

   - Да мне что!.. Вот отпуск обещали. А теперь...

   Он не договаривает, озабоченно смотрит в сторону, наверно на часовогопоблизости, и Степка догадывается, что он имеет в виду. Теперь, когда онине сговорились, отпуск у Данилы наверняка сорвется.

   И правильно, что сорвется.

   "Отпуск - за что? Кто действительно заслужил его, тех уже нет. А этомуза какие заслуги?" - думает Степка. Нет, ничего у них с Бритвиным невыйдет. Степка виноват, его безусловно накажут, но прежде он расскажет,как все это случилось, и назовет Митю.

   Комиссар разберется.

   Пусть едет комиссар!

  

   1968 г.