Круглянский мост

нежели взрывать.

   - Так мы что, не на "железку"? - сдержанно спросил Бритвин, уставяськуда-то вниз, на сапоги командира.

   Маслаков с неунывающей живостью в глазах окинул своих подчиненных.

   - Нет, не на "железку". В другую сторону. На Кругляны.

   - На Кругляны... А кто тебе группу комплектовал?

   - А что, плохая группа? Сам подбирал.

   Бритвин неторопливо встал, подошел ближе. Затем неожиданно повернулся иоказался лицом к лицу со Степкой.

   - А этого тоже сам выбрал?

   - Толкача? А что, плохой подрывник?

   Бритвин исподлобья укоризненно посмотрел на командира.

   - Где это он подрывал? На кухне?

   - Где надо было, там и подрывал! - не стерпев, огрызнулся Степка. -Подумаешь, начальник нашелся!

   - Тихо!

   Наверно, Маслаков только сейчас что-то понял. Улыбка исчезла с еголица, без нее черты его сделались резкими, почти жесткими.

   - Кого брал - мое дело, - сказал он. - Кто заслуживал.

   - Заслуживал! Ты посмотри, какая у него винтовка! - кивнул головойБритвин, с обиженным видом отходя в сторону.

   Маслаков повернулся к Степке:

   - А ну, дай сюда!

   Степка подал винтовку, Маслаков открыл затвор, резко щелкнул курком.Строго взглянул на парня:

   - В чем дело?

   - Да мушка немного шатается, - будто о пустяке, нарочитой скороговоркойответил Степка и прикусил губу.

   Пока Маслаков осматривал мушку, парень все больше хмурился, в душепроклиная Бритвина. Разве был он виноват, что Клепец вручил ему эту"ломачину"? С особенным сожалением он вспомнил теперь свой аккуратныйтрофейный автоматик, который у него отобрали, переводя в хозяйственныйвзвод.

   Маслаков поднял глаза на Степку:

   - Закернить не мог? Да?

   - Так не было чем.

   - Сейчас некогда - на перекуре напомнишь. Сам закреплю. Остальное впорядке?

   - В порядке, - поспешно ответил Степка.

   Маслаков еще раз взглянул на его тонкую, перехваченную ремешком фигуру,задержал взгляд на перевязанном проводом сапоге, но не сказал ничего.

   - Держи!

   Стенка на лету едва успел ухватить брошенную ему винтовку и соблегчением тихонько вздохнул. Напряжение его спало, главное - обошлось,его не прогнали, остальное уже не имело большого значения.

   - Так! Тогда шагом марш! - сказал Маслаков. - Канистру понесем поочереди. Кто первый?

   Однако первого не объявлялось, канистра стояла на краю дорожки, наднею, ожидая охотника, стоял Маслаков. Бритвин, верный своей привычке,отошел в сторону и принял такой вид, будто его ничего тут не касалось.Данила глядел в лес, как бы не слышал, что сказал командир. Тогда Степка сугрюмой решимостью ступил на дорогу и взялся за гнутую металлическую ручку