Карьер, часть 4

испортивший ему на целый день настроение, теперь приглашал его на поминки.Конечно, лишний раз встречаться с ним у Агеева не было никакого желания,но все-таки поминки были по Семену, он подумал, что надо пойти.

   - А где это?

   - Ну там, недалеко. Мы покажем, - прижмурился против солнца Шурка. -Идемте...

   Что ж, особенно собираться не было нужды, Агеев, в общем, был внутреннеготов и, тяжело поднявшись, вслед за ребятами пошел по косогору к дороге.Копать сегодня все равно уже не было настроения, и он думал, что, может,лучше будет посидеть с людьми за общим столом, помянуть человека. Ровесниквсе-таки.

   Мальчишки быстро семенили обочиной улицы, изредка озираясь наотстававшего Агеева, за мостком свернули в заросший травой переулок,перелезли сами и дождались, пока перелезет он через жердку невысокойизгороди, и стежкой по краю картошки вышли на незнакомую улочку вблизиоврага. Зады здешних усадеб, как и на его Зеленой, упирались в овражныезаросли, над которыми величественно возвышалось несколько вязов - точно,как когда-то подле усадьбы Барановской. Здесь в добротно срубленном новомдоме с высоким коньком и настежь распахнутыми окнами слышался сдержанныйшум голосов; во дворе стояли несколько мужчин и женщин, эти или молчали соскорбью на немолодых лицах или, покуривая, негромко переговаривались возлезабора. Из дома навстречу ему вышел разомлевший от жары Евстигнеев в своемнеизменном темно-синем костюме, стал обмахивать раскрасневшееся лицокапроновой шляпой.

   - Духота, как в бане, - просто сообщил он. - Знаете, пойдемте навоздух. На ветерок!

   - А вон на бугорок, - отойдя от забора, предложил немолодой мужчина вкирзовых сапогах. Евстигнеев начальственно огляделся.

   - Правильно, Хомич! Позовите там кого... Вот Скорохода с Прохоренкой, -кивнул он в сторону тихо разговаривавших мужчин у калитки. - Ветеранывсе-таки.

   - И это захватить, а? - с намекающей улыбкой спросил Хомич, и Агеевузнал в нем мужчину, который уносил с кладбища подушечку с наградами.

   - Как хотите, - махнул Евстигнеев. - Пойдемте, товарищ Агеев.

   Все обмахиваясь шляпой, он хозяйским шагом не спеша прошел по двору,мимо сараев и, громко крякнув, пролез под жердью в огород. Утоптаннаястежка меж грядок наклонно сбегала к оврагу, Агеев медленно шея следом.

   - Вы это, товарищ Агеев, надеюсь, не обиделись на нас? - необорачиваясь, на ходу спросил Евстигнеев. - Ну, за проверочку? Знаете,сигнал был, а сигналы мы должны проверять.

   - Да нет, я ничего, - сказал Агеев. - Оно понятно.

   - Ну и хорошо. А то некоторые, знаете, обижаются. Критика, она, знаете,особенно для малосознательных...

   Агеев промолчал, словно польщенный тем, что вот избежал разрядамалосознательных. И то хорошо.

   - А покойник, он ведь и к вам похаживал, - между тем продолжалЕвстигнеев. - Вроде дружки были.

   - Да так, знаете...

   - Ну, а мы тут с ним десять лет... Еще как я военкомом был.