Карьер, часть 3

   - Так, так, - сказал Агеев, поняв уже многое, но, пожалуй, еще не все.Но и оттого, что понял, радости ему не прибавилось. - Ну, а ты что же? -спросил он, нахмурясь.

   Мария улыбнулась сквозь слезы.

   - Вот сбежала.

   Он вскочил со стула, прошел три шага к порогу и обернулся.

   - Ну что мне с тобой делать?

   - Я к ним не вернусь, - сказала она тихо, но с такой решимостью, что онпонял: действительно не вернется. Но как же ей оставаться здесь?

   - А что же сестра? - спросил он, заметно раздражаясь и повысив голос.

   - А сестра дура, вот что. У нее муж был, хороший человек, учитель, нознаете... Невидный такой из себя. Так она все переживала, как же: самакрасавица... И вот нашла видного! Полицая продажного.

   Мария затихла на скамье, утираясь платочком, горестно вздохнула и сновамельком, словно бы украдкой взглянула на него. Агеев мысленно выругался.

   Однако надо было что-то придумать. Выгонять ее в такой ситуации у негоне хватало решимости, и он думал, куда бы ее спрятать. Хотя бы на время,конечно. А там будет видно - или она перейдет в другое место, или онуберется отсюда. Вообще закутков-закоулков на этой усадьбе былодостаточно: хата, кухня, два хлева, сарайчик, амбар и несколько пустых илинеизвестно чем занятых пристроек, в которые Агеев еще не заглядывал. Надочто-нибудь поискать.

   - Ты посиди, - сказал он, подумав. - Я посмотрю.

   Он вышел во двор и огляделся. Наверно, сперва надо было заглянуть встоявший за хлевом амбар с замком на высокой двери. Но, где ключ от него,Агеев, конечно, не знал. Подойдя, он слегка тронул висячий замок, которыйнеожиданно сам по себе раскрылся, повиснув на короткой дужке. Агеев открылдверь и заглянул в полную спертых запахов темноту амбара. Однако не успелон войти туда, отпрянул в испуге - с улицы во двор шли люди. Впереди,отбросив в сторону жердь, шагал Дрозденко, за ним вплотную поспешали триполицая с винтовками на ремнях.

   - Ну, здорово! - сухо поздоровался начальник полиции, и Агеев, подавляяиспуг, кажется, не ответил. Решительный, почти злой тон Дрозденко неоставлял сомнения относительно его намерений; и Агеев запоздало подумал,что пистолет надо было спрятать где-нибудь под рукой, во дворе. - Какдела?

   Широко расставив длинные ноги в высоко подтянутых синих бриджах,начальник полиции остановился перед Агеевым, по своему обыкновению буравилего острыми глазками и тонким лозовым прутиком постегивал по голенищу.

   - Да так, - сказал Агеев, напряженно думая: неужели он пойдет в хату?Неужели?..

   - Мой приказ получил? - понизив голос, спросил Дрозденко.

   - Какой приказ?

   - Задержать Калюту!

   - Какого Калюту? Я не видел никакого Калюту.

   Агеев говорил правду и потому смело глядел в свирепые глаза начальникаполиции, который, помедлив, переспросил:

   - А ночью не заходил?

   - Никто не заходил.