Карьер, часть 3

осознанные ими подвиги, потому что им чужды расчетливость, хитрость. Какдети, они действуют по первому зову натуры. Натура же их недалеко ушла отприроды, где все решают инстинкт и эмоции и особь целиком принадлежитвиду, подчиняясь суровой логике его саморазвития...

   Героя он вполне мог заслужить в бою или разведке, при форсированииреки, в обороне или окружении. Но это вовсе не значило, что заслуженноеавтоматически превращается в заработанное и как заработанное оплачивается.Агееву был памятен случай в их стрелковом полку, когда награждали высокимиорденами группу автоматчиков за форсирование Немана летом сорок четвертогогода. Группа была небольшой, человек двенадцать, она первой перебралась напротивоположный берег и в течение суток удерживала плацдарм. В живыхостались лишь пятеро, и среди них сержант Белобровцев, который из ручногопулемета отбил восемь атак немцев, отчаянно пытавшихся сбросить смельчаковв реку. Все они были награждены орденами, кроме Белобровцева, который, каквыяснилось, год назад был в плену, и этого было достаточно, чтобы наградуему снизили до медали "За отвагу". Семенов был в плену тоже и даже служилв полиции...

   Мог он и лишиться Золотой Звезды, как знакомый Агеева младший лейтенантМильков, удалой разведчик, человек невообразимой отваги и везения. Изкаких только переделок не выходил он на фронте, отделываясь легкимиранениями, одно из которых, по существу, и сгубило его удалую жизнь. Попавс простреленной рукой в армейский ГЛР [госпиталь легко раненных],расположенный в недалеком тылу, Мильков, наверное, решил, что уж тут можноне держать себя в строгих рамках уставов - немцы и начальство далеко.Набравшись польского бимбера, он учинил пьяный дебош с применением оружия,не подчинился старшим офицерам, был арестован комендантом гарнизона, судимвоенным трибуналом, лишен звания Героя и отправлен рядовым в штрафную ротубез единой из заслуженных им девяти наград.

   Немногим печальней судьба правдолюбца старшины Ступакова,артиллериста-противотанкиста. Оставшись один у орудия, он подбил из неговосемь танков. Правда, сначала артиллеристов было двое, он и его земляк,который погиб в разгар поединка, Ступаков же был ранен, все подбитые танкизачислили на его счет и представили его к званию Героя Советского Союза.Однако будущий Герой, любя правду больше наград, стал всюду писать, что кзванию надобно представить и его погибшего друга, потому что тот подбилпять из восьми танков и потому заслуживал этого звания с еще большимправом. Кончилось, однако, тем, что начальство отозвало представление, иГероя не получил ни один из двоих. Правда, месяц спустя Ступакованаградили орденом Отечественной войны второй степени.

   И вот теперь еще одна неординарная военная судьба, оставившая безответов вопросы, не прояснившая загадочных обстоятельств.

   А где разгадка его многолетней загадки? Разгадается ли она когда-либо,или и ему суждено, как Семену Семенову, оставить ее живым? Или целикомунести в могилу?

   Совсем немного оставалось ему работы - на день, не больше, и он счистой совестью мог бы считать, что перевернул весь карьер, в котором