Карьер, часть 2

учащенно билось, медленно успокаиваясь, может, причиной всего было еговолнение, вызванное этой находкой? Похоже, однако, он начал расклеиваться,возможно, от длительного напряжения стали сдавать нервы, что совсем негодилось. Может, не следовало так изнурять себя работой, а отдохнутьсегодня, расслабиться, думал он, продолжая, однако, сидеть на еще непросохшем отвале земли. Сидя так, он вскоре услышал голоса и, поднявголову, взглянул в сторону дороги. По пояс укрытые зарослями лопухов навходе в карьер, негромко переговариваясь между собой, стояли три человека,взглядами отыскивая кого-то в глубине карьера. Агеев не спеша поднялся,стараясь понять, что им могло тут понадобиться. Это были двое мужчин иженщина. Передний, наконец завидев его в карьере, кивнул остальным, и онидруг за дружкой осторожно, боясь поскользнуться на мокрой земле,потянулись в глубину карьера.

   Пока они пробирались к нему, Агеев успел рассмотреть каждого, но так ине понял, что это были за люди. Передний, щуплый мужичок в кепке и серомпоношенном пиджачишке со смятыми бортами, проворными шажками семенил потропе, издали то и дело поглядывая на него маленькими, с веселым прищуромглазками. Поотстав от него, тяжело пыхтел тучный немолодой мужчина вчерном распахнутом плаще и в летней капроновой шляпе на голове. Левойрукой он то и дело опасливо взмахивал на скользких местах, а правойприжимал под мышкой тонкую картонную папку с тесемочными завязками.Последней шла пожилая женщина в цветастом платье, туго обтягивавшем еебогатырскую грудь и могучие плечи, неподвижно неся седоватую голову ссобранными на затылке жидкими волосами.

   - О, как тут налило! - сказал передний, увидев под обрывом лужи. - Хотькарасей запускай.

   - Для карасей не подойдет, - чтобы не молчать, сказал Агеев. -Высохнет, наверно.

   Он уже понял, что это к нему, возможно, от какой-нибудь организации илипоссовета, и сдержанно ответил на приветствие того, что был в шляпе.

   - Ну, скоро не высохнет, - сказал щуплый. - Теперь до осени. А осеньютут будет озеро. Прошлый год, как замерзло, мои тут на коньках бегали, -сообщил он, обращаясь, однако, к спутнику, который молча, все пыхтя иотдуваясь с усталости, разглядывал карьер. Стоя на небольшом возвышении,он поворачивался всем корпусом то в одну, то в другую сторону, всеосновательно изучая и храня непроницаемо отчужденное выражение наодутловатом потном лице.

   - Вы раскопали? - наконец в упор спросил он у Агеева. Полы его плащашироко распахнулись, и Агеев увидел на левом борту пиджака несколькоцветных планок наград. Кажется, что-то для него стало проясняться.

   - Я, - сказал он негромко.

   - Позвольте спросить, с какой целью вы производите здесь раскопки?

   Теперь уже все втроем уставились на него: спрашивающий - с командирскойстрогостью в холодных глазах, щуплый - с некоторым даже любопытством.Женщина, повернувшись к нему вполоборота, смотрела угрюмо и подозрительно,и Агеев решил отшутиться.

   - Да вот посмотреть, какая земля. Порядок залегания пластов и так