Карьер, часть 2

скоро отвернулся, буркнув про себя: "Без очков ни черта не вижу", - илукаво подмигнул Агееву. Козлова, стоя в сторонке, сосредоточенно смотрелакуда-то ему под ноги, всем своим отрешенным видом выражая молчаливоенеодобрение.

   - Документы в порядке! - наконец решительно объявил подполковник. -Участник, кандидат наук. Но что вы ищете в этом карьере, позвольте узнать?И почему без разрешения властей?

   - С властью согласовано, - несколько воспрянув духом, сказал Агеев. -Был разговор с товарищем Безбородько.

   Подполковник и Шабуня несколько загадочно переглянулись.

   - Безбородько месяц как не работает в исполкоме. Снят за нарушения, -мрачно сказал подполковник.

   - Вполне возможно, - согласился Агеев. - Но это ничего не меняет.

   - Решительно ничего. Так что требуется письменное разрешение.

   - Письменное разрешение на что?

   - На производство земляных раскопок.

   - Каких же раскопок? - несколько притворно удивился Агеев. - Разве этораскопки?

   - А что же, позвольте узнать? - театрально взмахнув тощей папкой,подполковник расстегнул завязки. - Вот, пожалуйста: начал с восьмого июня.Девятнадцатого июня с применением бульдозера. С восьми тридцати утра додвенадцати двадцати. Итого, три часа пятьдесят минут механизированныхраскопок.

   "Однако все верно. Именно столько работал бульдозер, - с удивлениемотметил про себя Агеев. - Правильно подсчитали. С хронометром..." Оченьему не хотелось объяснять им что-либо из действительных причин егоинтереса к карьеру, но он уже понимал, что отговориться пустяками,наверно, не удастся. Этот отставник хватал тренированной бульдожьейхваткой, увернуться от которой не просто.

   - Ну вот что! - сказал он несколько мягче. - Дело в том... Дело в том,что в этом карьере осенью сорок первого расстреляли группу подпольщиков...

   - Это нам известно. В центре поселка им памятник.

   - Так вот, знаете, сколько там похоронено? - холодно спросил Агеев.

   - Ну, трое.

   - А здесь, - он указал на карьер. - Здесь расстреляны пятеро.

   - Ну да? - усомнился Шабуня. - Было трое, я сам видел. На похоронахтогда, как из леса пришел. Три гроба стояло...

   Его, в общем, добродушное, в мелких морщинах лицо сделалосьнедоверчиво-обиженным, казалось, он готов был возмутиться от услышаннойявной несуразицы.

   - Не спорю. Действительно, там захоронены трое. Но... Вот перед вамичетвертый...

   - Ха! - неопределенно выдохнул подполковник.

   - Ну да? - удивился Шабуня, а Козлова пробормотала что-то удивленно илинедоверчиво, было не понять. Агеев же не стал объяснять подробности, он итак сказал слишком много. - Во чудеса! - замялся Шабуня, сдвинув назатылок кепку, обнажив белый, совершенно не загорелый лоб. - А где жепятый?

   - Вот пятого и ищу, - сказал Агеев.

   Он снова стал волноваться, и, пока убирал в мешочек диплом и