Карьер, часть 2

ждал, гость, похоже, вслушивался в гнетущую тишину, которая установилась кночи в потрясенном дневными событиями местечке.

   - Вы давно тут... отдыхаете? - спросил наконец вошедший.

   Агеев умел с первых слов по тембру и звукам голоса определять характерчеловека. В армии обычно старались показать в голосе твердость иделовитость независимо от того, были они в наличии или говорившему толькохотелось, чтоб были. Так или иначе, но в голосе многое отражалось, надобыло лишь уметь слушать его. Голос же пришедшего, вне всякого сомнения,обнаруживал в нем человека штатского, не очень молодого, даже вродепережившего что-то трудное, и Агеев скупо ответил:

   - Три дня... отдыхаю.

   - Да, отдых, конечно... Не приведи бог!

   - Вот именно.

   Они опять помолчали. Агеев ждал, а гость, по-видимому, все не решалсяначать разговор, ради которого он, несомненно, и пришел сюда.

   - Я тоже на этом топчане неделю провалялся. До вас.

   - Вот как!

   Агеева это удивило: тут уж явно просматривалась какая-то общность ихсудеб, хотя и требовавшая некоторых уточнений.

   - Что, по ранению?

   - Представьте себе. Хотя и не военный, но вот нарвался на пулю.

   - Ах, вон что, - несколько разочарованно сказал Агеев.

   - На станции, знаете, при эвакуации. Пришлось остаться. Но ведь в чемсложность - в райкоме работал, все меня знают. И полиция тоже. Спасибо вотБарановской - укрыла, выходила.

   - Да. Меня тоже выхаживает.

   - А вы в бою?

   - При прорыве из окружения. В ногу.

   - Да-а... Окруженцев теперь идет ой сколько! Все на восток.

   - На восток, куда же еще! За фронтом. Я тоже, если бы вот не нога.

   - С раненой ногой, конечно, далеко не уйдешь.

   - А у меня был еще и осколок. Спасибо вот извлекли.

   - Евсеевна? - живо догадался гость.

   Агеев промолчал, не зная, стоит ли называть имя его спасительницы. Ногость, видимо, понял все и без его подтверждения.

   - Евсеевна, она тут многих на ноги поставила, - сказал он в темноте ивздохнул. - Но, кажется, больше не придется... Угнали сегодня вместе совсеми...

   - Их уничтожат?

   - Похоже на то.

   - Ужасно!

   - Ужасно - мало сказать. Чудовищно! Половина местечка как вымерла. Аведь они здесь жили столетиями. Тут на кладбище десятки их поколений...

   - И ничего нельзя было сделать?

   - А что же сделать? Не готовы мы были к этому. Да и силы пока не те.Борьба ведь только разворачивается.

   - Партизаны? - догадался Агеев.

   - И партизаны, и еще кое-кто. Осваиваем разные методы, - несколькоуклончиво ответил гость и вдруг спросил: - Вы член партии?

   Агеев помедлил с ответом, однако уже понимая, что надо отвечать по