Карьер, часть 2

   - Подполковник в отставке, потом один из райкомхоза и вон соседкаКозлова.

   - Какого рожна им надо? - прикуривая от зажигалки, удивился Семен.

   - Составили акт на раскопки без разрешения.

   - А, так это Евстигнеев! Он всегда акты составляет. С папкой такой,ага?

   - С папкой.

   - Этот всегда - акты. У "Голубого Дуная" кто поругается - акт. Ктоулицу перед домом не подметет - акт. Все на актах.

   - Зачем это ему?

   - А чтоб по начальству ходить. Вот составит и - в горисполком. Вмилицию. В товарищеский суд. За порядок воюет, всегда при деле. Без делане может. В шахматы сыграть предлагал?

   - Предлагал, - вспомнив, удивился Агеев.

   - Надо было сыграть. И проиграть. Страсть как любит выигрывать. Беда,однако, - ему редко проигрывают. Разве что Скороход. Но этот с расчетом,из подхалимажа. Есть тут один такой вояка, - уловив недоуменный взглядАгеева, объяснил Семен.

   - Да. И еще Козлова с ними.

   - Козлова? А эта зачем? - в свою очередь, удивился Семен.

   - Да вон гусям ее помешал.

   - Ах, гусям! Ну, понятно. Таким завсегда все мешает. Потому что многохотят. Через край. Скажу тебе: с ума посходили люди. Как перед концомсвета. Все чего-то добиваются, о чем-то хлопочут, достают. Уж чего недостают только! Как то золото. Год назад такие очереди! Толпы! И впоселке, и в городе. Был, видел. У каждой бабы тут, тут понацеплено.Зачем? И вот прошел год - как отрезало. Вон в универмаге лежит,пожалуйста, бери хоть кило. Никому не надо. Что это? Потребность? -возмущенно говорил Семен, словно выговаривая Агееву. - Скажу тебе, многобеды оттого, что чересчур баб распустили. Много им позволяем.

   - Ты тоже своей позволяешь? - спросил Агеев.

   - Позволишь, куда денешься.

   - Строгая?

   - Язва! - коротко бросил Семен, затягиваясь "Примой".

   - Видишь ли, наверное, позволяем потому, что сами не без греха. В семьеили на службе. Вот они этим и пользуются, критикуют нас, - попыталсяулыбнуться Агеев.

   - Ох, критикуют! - всерьез подхватил Семен. - Если критика в однусторону, почему не критиковать. Сдачи не дашь ведь. Ого, попробуй! Онасразу в местком, в партком, в милицию. К соседям, к подругам, кродственникам. И ей верят. А ты куда побежишь? Тебе бежать некуда. Чутьчто, кричит: выпивает! А раз выпивает, то и разговора нет. А я хоть ивыпиваю, но, может, честнее их всех вместе взятых. Куркулей этиххитропопистых.

   - Это вполне возможно, - вздохнул" Агеев.

   Он поспешно сел, снова почувствовав противную слабость в груди, боясьсвалиться на землю, напугать гостя. Но слабость не проходила, и он вынулиз заднего кармана трико металлический пенальчик с таблетками.

   - Что, зажало? - насторожился Семен.

   - Немножко...

   - Может, доктора позвать? Если что, говори! Я мигом. В больнице меня