Карьер, часть 2

время, пока он работал в беседке, по улице прошли, может, человек пять,каждый из них внимательно присматривался к нему, по-видимому, недоумевая,кто это колупается во дворе бывшей поповской усадьбы. И он с опаскоюдумал, признают ли его тут за поповского сына или он засыплется со своимнелепым подлогом. Но, так или иначе, отступать было некуда, приходилосьиграть роль, на которую его обрекла война.

   Солнце стало клониться к закату, когда он прикрепил эту доску-вывеску квнешней стороне беседки. Получилось, конечно, неумело и примитивно, буквытрудно было расположить в одну линию, и они слегка вольничали, встав надоске каждая по себе. Но, в общем, с улицы было заметно, что тут "Ремонтобуви", в беседке лежали разложенные на столе инструменты, клубок суровыхниток, горстка мелких гвоздей в ржавой баночке из-под гуталина и хорошопросохшая березовая чурка для заготовки деревянных гвоздей - на подошву.Покончив с обустройством, Агеев уселся на табурет с брошенной на неготелогрейкой, болезненно вытянул под столом свою бедолагу ногу.

   Улица, однако, была пустой, за какой-нибудь час ни один человек непрошел больше мимо его дома, лишь за изгородью в соседнем дворе показаласьи исчезла женская голова в платке. Все время хлопотавшая во двореБарановская куда-то пропала, наверно, пошла в огород накопать картошки, ион, изрядно устав, пригорюнясь, сидел на табурете, чувствуя, что ввидупозднего времени сидение его потеряло смысл. И, когда он уже намеревалсявыбраться из-за стола, что с больною ногой оказалось непросто, в концеэтой коротенькой улицы послышался говорок и показались две девушки. Однабыла худенькая, среднего роста, с коротко стриженными светлыми волосами, ввыгоревшем на солнце сарафане, с обнаженными до плеч руками; она тихонькозасмеялась чему-то, обращаясь к подруге, такого же возраста, но пониже ипоплотнее девчушке, на голове которой свеже белел платочек, повязанныйпо-городскому - узелком на затылке. Обе они игриво помахивали на ходунебольшими корзиночками в руках и беспечно болтали, пока не увидели его вбеседке. Видно, его появление здесь их удивило, девушки враз примолкли имедленно подходили, оглядывая преображенную за день беседку. Несколько недойдя до него, меньшая тихонько, но так, что он услышал, сказала подруге:

   - Ой, Мария, не смотри на него так пристально!

   Та, что была повыше, слегка толкнула локтем подружку, заставляя еезамолчать, а сама, не отрывая глаз, все всматривалась в него, и в этомвзгляде ее ему показалось что-то хотя еще и неопределенное, но ужезначительное, восторженно обещающее, что ли, словно она, радуясь, медленноузнавала его. Он, однако, не узнавал их, этих девушек он видел впервые илишь проводил их взглядом - мимо беседки к соседнему дому на улице. Однаковозле соседнего дома девушки остановились в нерешительности, короткопереговорили о чем-то, и одна решительным шагом вернулась к беседке.

   - Вы и вправду чините обувь? - спросила она Агеева, застенчивоулыбнувшись.

   - И вправду чиню, - с припрятанной усмешкой ответил Агеев.

   - И недорого берете?

   - Недорого, Мария.