Карьер, часть 2

   - Ну и что же делать, по-вашему? - спросил он, помолчав, сам не находяответа на ее вопрос.

   - Если ничего нельзя сделать, надо собрать силы, чтобы остаться собой.Не мельтешить душой, как это делают некоторые из расчета или из страха.Вот я хочу остаться собой, пусть в соответствии с христианской моралью,чтобы помочь другому. Вам или Волкову, потому что вы нуждаетесь в помощи иваша, богом вам данная жизнь находится под угрозой. К тому же я не могу непомнить, к какому народу принадлежу, какие муки перенес на фронте мой мужв ту, николаевскую войну. От чьей руки погиб мой брат. И я вижу, чтоделается сейчас. Как же я могу быть безучастной?

   - Но вы же понимаете, что вам угрожает?

   - Слава богу, не маленькая. Но что же я могу сделать? Что будет, тобудет. От судьбы не уйдешь. Не очень умно, но утешительно все-таки. Ачеловек всегда нуждается в утешении.

   - Это конечно, - сказал он. - А я, признаться, опасался...

   - Чего? Наверное, что я попадья?

   Он промолчал, но она все поняла и, вздохнув, тихо сказала:

   - Это, конечно, для меня огорчительно. Тем более что давно уже непопадья. Но бог вас простит. Я понимаю вас.

   - Вы уж простите, что я заговорил об этом, - сказал Агеев, пожалев, чтозавел такой разговор. Но, может, и хорошо, что завел, они выяснилиглавное, и хотя он не во всем разобрался, но, кажется, освободился оттяготившего его сомнения - пожалуй, ей можно было верить. Человек с такойтвердостью взглядов всегда что-нибудь значит и невольно вызывает доверие.Может, ему еще и повезло с хозяйкой, подумал он, хотя и без должнойуверенности. Но время покажет.

   Он доел картошку, и она, первой поднявшись из-за стола, началаприбирать посуду; помолчав, сказала:

   - Мне надо будет отлучиться дня на три. Съездить кое-куда. Думаю, вытут без меня управитесь.

   Сказала она это тихо, почти спокойно, но за этим ее спокойствием Агеевуловил едва скрытое напряжение и насторожился.

   - Думаю, управитесь. Теперь, когда вы уже сапожник, с голоду непомрете. Отец Кирилл полтора года с сапог кормился.

   - Да я что... Я пожалуйста. Если надо, так надо, - поспешно сказал он,однако ожидая пояснений причин ее неурочной отлучки. Она же, ничего болеене объясняя, сказала погодя:

   - Спать можете в хате. Если там холодно станет.

   - Да, да. Спасибо.

   - Картошки копайте, сколько вам надо. Хлеб я у Козловичевых покупала.Это вот через дорогу, напротив. Они могут и в долг дать. Я им сказала.

   - Хорошо, спасибо.

   Агеев осторожно выбрался из-за стола, поискал в темноте возле порогасвою ореховую палку. Все-таки нога изрядно болела, и он подумал, чтозавтра надо будет перевязать рану. В сарайчике еще оставалось немногочистого тряпья, может, хватит на одну перевязку.

   - Так мы еще увидимся? - спросил он с порога. Барановская с полотенцемв руках, которым она вытирала тарелку, живо обернулась к нему в сумерках