Карьер, часть 2

совести, в открытую. Кажется, настал именно такой момент, когда уклонятьсяот прямого ответа или тем более лгать было неуместно.

   - Кандидат, - сказал он просто и затих.

   - Что ж, это хорошо, это почти что член. Тогда будем знакомы. Я Волков,секретарь райкома.

   Гость протянул руку, Агеев пожал ее, молча скрепляя полныйнеизвестного, но наверняка значительного смысла их тайный союз. Агеев ещене все мог представить себе, но уже почувствовал, что именно с этогознакомства начинается новая полоса его жизни, вряд ли спокойная, носодержащая именно то, чего ему недоставало. Во всяком случае, было ясно,что он избавлялся от одиночества и неопределенности, приобщался корганизованной силе, отсутствие которой он так болезненно ощущал всепоследние дни их блуждания по немецким тылам и пребывания в этом местечке.

   - А вы что же, проживаете здесь? - спросил он, несколько удивляясь, чтосекретарь райкома продолжал находиться в местечке.

   - Нет, проживаю не здесь. Вот пришел специально кое-кого проведать. Таквот, у нас к вам будет предложение. Или просьба. Понимайте, как хотите.Как вам сподручнее.

   Агеев насторожился. В общих чертах было нетрудно представить характерэтого предложения-просьбы, хотя и, без необходимых подробностей. Но онхотел сперва объяснить, что его возможности ограничены, потому что он покане ходок, поэтому может стать полезен разве через недельку-другую, взависимости от того, как поведет себя эта проклятая рана. Но Волков, будторазгадав его мысли, сказал:

   - Оно понятно, вы не ходячий, и мы вас пока с места не стронем.Лечитесь... Но прежде всего надо легализоваться.

   - Как легализоваться? - не понял Агеев.

   - Это просто. Барановская даст вам документы погибшего сына. Его тутмало кто знает. Но это скорее формально, для полиции. Вы вернулись домой,не совсем здоровы, работаете по хозяйству.

   - Да, но... Как по хозяйству?

   - Ну, во дворе, на огороде, дровишки... Понимаете, нам нужен свойчеловек в местечке. Наши, понимаете, всем тут известны, наших сразураскроют. Вы же по документам инженер, беспартийный специалист. К тому жесын священника.

   - Какого еще священника?

   - Отца Барановского. Ведь тетка Барановская - бывшая попадья. Она вполном доверии у властей.

   - Вот как!..

   - А почему это вас так удивляет? Попадья, да. Но она честная женщина,она вас прикроет. А вы ведь командир, оружие знаете...

   - Как не знать - начальник боепитания.

   - Тем более. Нам именно такой и нужен. К тому же тут, понимаете...Подходы к хате Барановской очень удобные. Из овражка и во двор.

   - Подходы действительно...

   Далее Агеев плохо слушал этого вечернего гостя. Хотя он и был готоввыполнять все, что ему поручалось, он не ожидал для себя такого родапоручений и теперь торопливо осмысливал их, соображая, как совместить всеэто с его армейским положением. Все-таки он был кадровым командиром армии,