Карьер, часть 2

   - Что, что... Ранен, говорю, давно? - гыркнул полицай. - Непонимаешь...

   "Черт бы тебя взял с твоей понятливостью!" - зло подумал Агеев, незная, как лучше ответить о своем ранении. Но, видно, ответить придется поправде, этого не проведешь. Сам, видно, оттуда...

   - Да недавно. Как отступали... Красные.

   Полицейский коротко хохотнул.

   - Красные! А сам ты кто, белый разве?

   - Я? Да так...

   Разом согнав с твердого, волевого лица усмешку, полицейский взглянул насвоих помощников, которые в терпеливом ожидании торчали у палисадника,чутко прислушиваясь к их разговору.

   - Ладно темнить! Не видно по тебе разве! Думаешь, бриться перестал, такникто не узнает? Командир? - вдруг резко спросил он, буравя Агеева острымвзглядом пристальных глаз. - Командир, конечно. Вон по чубу видать.Рядового бы остригли.

   Выкладывая из ящика инструмент, Агеев молчал, все еще соображая, каквести себя, за кого выдавать. По документам Барановского онинженер-железнодорожник, такую и отработал версию, но ведь этот неспрашивает документы. Натренированным глазом он, видно, сразу усмотрел внем военного, и отпираться, наверно, было рискованно. Только большезапутаешься или вызовешь подозрение в чем-либо еще более опасном.

   - Ладно, - помолчав, сказал полицейский. - Посмотрим, какой тысапожник. Подбей косячки. Как у немцев. Чтоб шел - издали было слышно:идет начальник полиции, а не хрен собачий. Понял?

   - Ясно, - сдержанно ответил Агеев, уже понимая, что, по всей видимости,перед ним сам Дрозденко, о котором он слышал от Молоковича. И это егопервые клиенты - фашист и его прислужник с их пустячным ремонтом. Еслитолько дело действительно в этом ремонте. - Вот беда, новых косячков нет!- сказал он, покопавшись в жестяной коробке с гвоздями. Среди проржавевшихгвоздей выбрал три ржавых, видно, оторванных от старых каблуков косячка. -Вот такие пойдут?

   - Ладно, пойдут, - сказал Дрозденко и снова вблизи пристально заглянулв лицо Агеева. Тот, делая вид, что не замечает этого взгляда, примерялкосячок на заметно стесанный каблук начальника полиции. - Ты кто позванию? - вдруг тихо спросил тот, опершись локтем на колено разутой ноги.Оба полицая из-за ограды - один белобрысый, пожилой, в немецкой пилотке ивторой, молодой крепыш в кепке - заметно навострили уши, и начальникполиции метнул строгий взгляд в их сторону. - Эй, вы там! Расстарайтесь-камне молочка попить...

   Застучав сапогами, полицаи ринулись во двор, но Дрозденко сразуостановил их зычным окриком:

   - Не сюда, обормоты! Здесь ни черта нет! У соседей!..

   Когда полицаи выбежали, вламываясь в калитку к соседям, он снованаклонился к Агееву.

   - Так какое звание? Лейтенант, старший?

   - Старший, - сказал Агеев.

   - Не политрук, часом?

   - Нет, не политрук. Начальник боепитания.

   - Ого! Специалист по оружию. А я вот из танковых войск. Был начштаба