Карьер, часть 2

перерывами лишали его сил, и он пугался при мысли, что может не дождатьсясына и вообще ничего не дождаться. Так прошло немало времени, солнце сталоповорачивать к западу, широкая с утра тень от деревьев сузилась донеровной полосы под самой оградой, и он уже подумывал, что придетсяуходить отсюда, когда на дороге из-за кладбища появился красный"Жигуленок" третьей модели. Агеев сразу узнал машину и, испугавшись, чтота проскочит мимо, поднялся, замахал рукой. Машина притормозила, вродеостановилась даже, а затем круто свернула на пригорок и подкатила к егопалатке.

   - Батя!

   Сын был большой, бородатый, как и полагается современным молодыммужчинам, он трогательно обнял полноватое, как-то сразу обмякшее телоотца, похлопал его по спине.

   - Ну что ты? Ну как? Прижало, ага?

   - Ничего, ничего, - сказал Агеев. - Знаешь, так вот... Спасибо,Аркадий, что приехал...

   - Получил телеграмму, как раз с Худяковым сидели. Ну, говорит, поезжай.Два дня назад квартальный отчет сдали, так что...

   - Спасибо, спасибо...

   - Я думал, ты в гостинице. Приехал - говорят, нет, не значится, -рассказывал сын, помахивая цепочкой от ключа зажигания. - А ты, сталобыть, на воздух перебрался. Или, может, выселили?

   - Да нет, почему? Просто ближе... - сказал Агеев и замялся: о своихделах в этом поселке он ничего не говорил сыну, просто сказал как-то потелефону, что задерживается, есть старые по войне дела. Сын знал, что всорок первом отец недолго жил здесь, участвовал в подполье.

   - Разве отсюда ближе? - удивился Аркадий, поворачиваясь к нему -рослый, широкоплечий, в импортной, на кнопках сорочке с кармашками и впоношенных джинсах, туго обтягивающих его тощий зад. - Может, километр отцентра.

   - Ну кому как, - неопределенно ответил Агеев. Сердце его билосьучащенно, по-прежнему то и дело сбиваясь с ритма, но теперь он не обращалвнимание на сердце, не прислушивался к себе. Он думал, чем угостить сына,наверное, проголодавшегося с дороги, но тот сразу шагнул к машине.

   - Я тут тебе одно лекарство, достал. Импортное. Великолепно действуетпри сердечной недостаточности.

   Выхватив из салона маленькую кожаную сумочку с ручкой-петелькой, онрасстегнул "молнию".

   - Вот: ди-гок-син. Вчера у Ермилова достал. Специально для тебя.

   - Ну, спасибо, - сказал Агеев, принимая из его рук небольшую коробочкус синей латинской надписью. - Если поможет.

   - Поможет, поможет! Наш директор только им и спасается. Отличноесредство. И вот кое-что из жратвы. Думаю, ты тут не голодаешь, конечно, насельских харчах, но все-таки...

   Он раскрыл багажник и начал извлекать из его вместительной глубиныаккуратные свертки, кульки и пакеты, буханку черного бородинского хлеба;подбросив вверх, ловко перехватил рукой бутылку грузинского коньяка ссиней наклейкой.

   - Это ни к чему, - сказал Агеев.

   - Ничего, пригодится. Я спрашивал, сказали, коньячок тебе можно. Для