Карьер, часть 2

быть проблемы с горючим? Безголовая организация, вот что! Просчетыпланирования. И это в эпоху НТР, когда на новейших компьютерах считают.

   - Дело не в компьютерах...

   - Не в компьютерах, конечно. Дело в тех, кто считает.

   - Вот именно. А считают люди. Значит, проблема в людях. Человеческаяпроблема... Вот еще одна "проблема" шагает, - сказал вдруг Агеев, взглянувповерх головы сына. - Давай сюда, Семен!

   Действительно, на дороге из-за кладбища появился в своей желтойбезрукавке Семен, который, наверно, увидев, что Агеев тут не один,замедлил шаг, словно раздумывая, не повернуть ли обратно? Агееву темвременем расхотелось продолжать начатый разговор, и он почти обрадовалсянеурочному приходу нового гостя.

   - Здрасте, - подойдя, вежливо поздоровался Семен, обращаясь к Аркадию.

   - Это мой сын, - кивнул Агеев. - А это Семен Семенов, ветеран, каквидишь. Вот сейчас мы и потолкуем. Возьми там ведерко и подсаживайся. Всамый раз будешь.

   Для приличия слегка помявшись, Семен присел с боку стола. Тени там ужене было, и бурое морщинистое лицо его скоро покрылось мелкими каплямипота, он не вытирал его, терпеливо оставаясь на солнцепеке.

   - Проведать отца, так сказать? Это хорошо, это отцу завсегда приятно...- заговорил он, оглядывая стол, и задержал взгляд на бутылке.

   - Вот, налей гостю, - сказал Агеев. - Наверно же, не откажешься, как я,например?

   Семен притворно поморщился.

   - Мы тут больше к вину привычные.

   - А почему именно к вину? - спросил Агеев-младший, наливая стаканчик. -Дешевле?

   - Не-а. Больше выпьешь, - улыбнулся Семен.

   - Это резон! - одобрил Аркадий. - Ну, выпейте.

   - А вы?

   - Я уже все. Выпил, больше не пью.

   - Так неудобно как-то одному...

   Заскорузлыми пальцами правой руки Семен неловко подобрал с бумажкикусочек грудинки, устроил его на ломте хлеба, покряхтел, Степенно, неторопясь, он готовился к самому важному в этом угощении, примеривался,вздохнул. Агеев почти любовался его священнодействием, вдохновением,отразившимся на его просветлевшем лице, на загорелом лбу, где белымиполудужиями выделялись вылинявшие за лето брови. Наконец, запрокинувголову, Семен, не торопясь, выпил - худой кадык на его длинной морщинистойшее прошелся снизу вверх и обратно.

   - Хорошо, однако же!..

   - Закусывайте, чем бог послал.

   - Спасибо.

   - Спасибом лимонад закусывают, - слегка назидательно заметил Аркадий, иотец уловил в его тоне неприятный холодок превосходства, который нередкораздражал его в характере сына.

   - Семенов - истинный трудяга войны, - сказал он, обращаясь к сыну. - Вразведке воевал. Имей это в виду.

   - Разведчик - это теперь важно. Разведчиков уважают. Штирлиц и такдалее...

   - Да не Штирлиц! - повысил голос Агеев. - Войсковой разведчик! И это,