Карьер, часть 2

будете. Вместо сына.

   - Ну спасибо. А что, муж ваш - священник? - вдруг без всякого переходаспросил Агеев и почувствовал в темноте, что хозяйка слегка смутилась,вздохнула и ответила погодя, не сразу.

   - Был священником Святодуховской церкви. Той, местечковой, что возлебазарной площади. Хотя вы же не знаете...

   - Не знаю, не видел.

   - А я в народном училище работала. Давно это было, - горестно сказалаона и умолкла.

   - Ну как давно? До революции?

   - И после революции. Отец Кирилл был настоятелем до самого закрытияцеркви в тридцать втором году. Я перестала работать за десять лет до того.Уже нельзя было. Сами понимаете: попадья - какая же учительница?

   - Вы и родом отсюда?

   - Нет, родом я из Двинска, одно время жила в Вильно, там окончилаВысшее Мариинское училище. Отец был банковским служащим, служил в Вильно,в Полоцке, в Двинске. А сюда я попала с отцом Кириллом, ведь тут егородина. О, это длинная история, как и длинная жизнь. Рассказывать все вподробностях - не хватит рождественской ночи, не то что августовской.

   - Трудная была жизнь?

   - В наше время легкой вообще не было. Но нам досталась особеннокаторжная. И теперь вот... Был один сын, вся моя надежда, казалось, живудля него только, но вот и его не стало. Одна! Иногда думаю: зачем жила?Какой смысл жить дальше? Да еще в такую войну? Все страшно, трудно,изломанно. Думаю иногда, может, где неудачно сделала выбор, ошиблась вглавном? Нет, вроде нигде. Всегда старалась жить в согласии с совестью, сдобром, даже с передовыми идеями века. Но как назло именно такую меня веки не принял. Может быть, опоздала или, быть может, рано в него явилась, вэтот наш бешеный век. Подруга у меня была, Любочка Чернова, славнаядевчушка, вместе музыке учились, талант не бог весть какой, ноконсерваторию окончила, в Москве неплохо пристроилась, вышла замуж засовработника. А мне музыки было мало - я рвалась в народ, нести емуразумное, доброе, вечное, облегчить его участь, просветить, открытьсветлый путь к знанию. Отец не одобрял все это, он многое из того, чтотогда витало в воздухе века, не одобрял, придерживался старых взглядов,был недоверчивый, довольно подозрительный к новому чиновник. Но мама, моямилая восторженная мамочка, она горячо поддержала мой выбор профессиинародной учительницы, она сама всю жизнь жаждала обучать, просвещать, кприслуге всегда относилась, как к милым родственникам, баловала иодаривала ее к каждому празднику. Толку от этого было немного, они тольконаглели, все эти Фрузы, Архипки, Ганки, ленились, опускались, а при случаемогли и стянуть, что плохо лежало. Но у матери это не считалось большимпреступлением, она утверждала, что все это от темноты и невежества, и онаих просвещала, читала по вечерам на кухне Толстого, Некрасова и обучалаграмоте. Окончив училище, я пошла обучать грамоте деревенских мальчишек вглухом уезде Витебской губернии. Не скажу, что эти годы были худшими вмоей жизни, скорее наоборот - мальчишки меня любили, да и я привязалась кним, ничего не жалела, ни сил, ни труда, приобщала к культуре и