Карьер, часть 1

их, как только было возможно, чтобы догнать своих или перейти линиюфронта. Но линии нигде не было, топографическая карта из двух листов умайора кончилась, и однажды в сумерках они наткнулись на какую-томоторизованную немецкую часть, которая своими вездеходами, мотоциклами игрузовиками запрудила всю окрестность. Им следовало бы повернуть назад иливзять в сторону, в обход, но майор попер напролом, они ввязались взатяжной безуспешный бой на подступах к какой-то деревне, немцы темвременем подтянули силы и устроили такой тарарам, что из всей группы,наверно, только их двое и осталось, и то лишь потому, что они вовремяпоняли промашку и ускользнули из-под немецкого огня в сторону. К утру ониоказались на краю широкого, поросшего лозняком болота вдали от дорог,немцев тут можно было не опасаться, и оба почем зря стали честить майора,так глупо погубившего группу; Особенно зол был Молокович, которого ночьюранило пулей в плечо. Правда, рана была пустяковой, пуля прошла покасательной, но все же рука болела и мешала как следует управляться соружием. Агеев со своей недельной давности раной едва терпел после такойпередряги, идти мог с трудом, и тут они окончательно поняли, что фронта имне догнать. Именно тогда Молокович предложил круто свернуть к югу ипробиваться в знакомые места, к родному местечку, где у него оставаласьмать с двумя малолетними детьми. А там будет видно. Агеев поначалузаколебался. Не очень ему подходило такое спасение, все-таки шла война,они были командиры, хотя и раненые, и отбившиеся от своей разгромленнойчасти, но все же... "Смотрите, как хотите, - не очень настаивал Молокович.- А то как бы в плен не загреметь". Пленных они уже видели на шоссе подЛидой, сами чудом избежали плена, как-то увернувшись от немецкихавтоматчиков, прочесывавших поле боя, и Агеев решился. В тот же деньсвернули в сторону этого местечка.

   Далеко над лесным горизонтом, закутанное в багряную дымку, заходилокрасное солнце, на поле стало прохладнее, жажда чуть убыла, а дрема, скоторой Агеев изо всех сил боролся под этим кустом, прошла без остатка.Теперь он не боялся уснуть, он чутко прислушивался к редким малопонятнымзвукам, доносившимся сюда из местечка. Молодой женский голос несколько разнараспев повторял что-то, и он догадался: это звали домой ребят. Однаждызвучно крякнула низко пролетавшая утка, и он встрепенулся от испуга - такизмучился за день в тиши и ожидании. Близко раздавшийся протяжный коровийрев заставил его осторожно выглянуть из стеблей - по дороге к местечкугнали небольшое стадо из десятка разномастных коров. За стадом поднималосьоблачко пыли, давшее Агееву понять, что там проходила гравийка илибольшак, проселок бы так не пылил. Но за полдня там не видать было ниодной машины, и Агеев подумал: а вдруг немцы еще не добрались до этогоместечка? Может, их там еще и нет. Это было бы здорово, в таком случае имбы наверняка повезло. Вот только куда запропастился Молокович?

   С Молоковичем они были из одной части и перед самой войной недолгослужили вместе. Такая была служба у старшего лейтенанта Агеева, особенно втревожные недели кануна войны, что он мало находился в полку, развезаскакивал на нечастые полковые совещания, а больше пропадал на складах