Карьер, часть 1

больше не было, справа лежало темное поле, а впереди пучился разрытыйпригорок, и Агеев не сразу рассмотрел в нем тот самый карьер, которыйпотом сыграет столь роковую роль в его жизни. Но это гораздо позже, а втот раз Агеев едва заметил его в темноте, они прошли вдоль каменной оградыкладбища под хмуро молчавшими в ночи деревьями и снова спустились поогородам в низкое сыроватое место, Похоже, овраг, заросший ольхой иорешником.

   - Осторожно, держитесь за жердку, - предупредил Молокович, сам состорожностью ступая на узкую доску кладки. Агеев благополучно перешел заним через черный, шумевший внизу ручей и узенькой, потерявшейся в лопухахтропинкой на меже двух огородов вошел под низко нависшие ветки деревьев.Рядом темнели крыши каких-то построек. - Так... Постойте тут.

   Почувствовав, что их путь подходит к концу, Агеев вздохнул и соблегчением расслабил ногу. Молокович ненадолго исчез, и погодя вотдалении послышался тихонький стук в окно, потом несколько невнятныхслов. И вот он уже взял Агеева за руку и в кромешной, непроницаемойтемноте куда-то повел через двор. Похоже, однако, они очутились в сарае,наткнувшись на что-то громоздкое, перелезли через высокий порограспахнутой двери. По-прежнему вокруг было совершенно темно, пахло душнойсмесью сарайной затхлости и сена или, возможно, каких-то сушеных трав иеще чем-то, чем пахнет обычно в старых непроветриваемых помещениях.

   - Вот, идите сюда...

   Наткнувшись в темноте на Молоковича, Агеев нащупал возле себя что-топохожее на топчан и устало опустился на шуршащий сенник, покрытый жесткойдерюжкой.

   - Ну, вот и добро. Тетка Барановская накормит.

   - Ладно. Спасибо...

   - И не беспокойтесь. Все хорошо будет.

   - Ну что ж...

   Тетка, похоже, также находилась тут, но она не произнесла ни слова, иАгееву стало неловко - все-таки хотелось знать, как она отнесется к такомупостояльцу. Ведь могла и не согласиться, и запротестовать или хотя бызатаить недовольство в душе. Но тетка молчала, и Молокович тихо спросил,обращаясь в темноту:

   - Поесть найдется чего?

   - А там стоит, - послышался немолодой сдержанный голос, который вовсене развеял опасений Агеева, скорее усилил их, таким он казался сухим идаже раздраженным.

   - Ах, вот тут... Хлеб, огурцы. Вот перекусите... Ну так лежите. На дняхповидаемся, - тихо сказал Молокович.

   - Добро.

   - Так до свидания, начбой!

   Как-то совершенно неслышно, не стукнув и не скрипнув ничем, оба ониушли, вокруг стало тихо и глухо, и Агеев впервые подумал, не окажется лиэто пристанище западней. Всегда он очень боялся, как бы силоюобстоятельств не оказаться загнанным в угол без малейшей возможности кпобеде или отступлению. Но вот, похоже, оказался именно в такой ситуации.Что стоит этой тетке Барановской позвать полицаев, и его, хромого, скрутятв два счета, сведут в полицию. Могут застрелить, могут отправить в лагерьдля военнопленных. Конечно, тетка о нем ничего не знала, он не сделал ей