Карьер, часть 1

исходу третьего дня стало ясно, что они в окружении, все перемешалось иперед фронтом полка, и что особенно было скверно, в ближних тылах, забитыхотступающими частями, тыловыми подразделениями, гражданским населением,бегущим от немцев. Полк нуждался в боеприпасах, и после длительных поисковв ближних тылах Агееву удалось наткнуться на неизвестно комупринадлежавший артсклад, расположенный в укромном, очевидно, пустующемфольварке, который, однако, нещадно бомбили немцы, что, впрочем, и указалона него Агееву. Свернув на полуторке с пыльной гравийки, Агеев подъехал кэтому фольварку, когда там все горело - хозяйственные и жилые постройки,конюшни, поодаль в дымящихся развалинах лежал каменный дом, и немецкиесамолеты, учинившие этот разгром, один за другим уходили над лесом назапад. Остановив в начале липовой аллеи свою полуторку, Агеев побежалразыскивать начальство склада, но нигде никого не мог отыскать, длинныештабеля боеприпасов в конце яблоневого сада были разбиты и разбросанысреди деревьев, некоторые горели, и всюду стлался горький удушливый дымпожарища. Вдвоем с водителем автомашины Агеев принялся таскать изобгоревшего штабеля ящики с винтовочными патронами, прихватил несколькоящиков гранат, которые ему подвернулись под руку. Однако не успели онизагрузить и половину машины, как самолеты налетели снова. Переднийпикировщик, включив сирену, с оглушающим воем ринулся на горящий фольварки высыпал серию бомб на еще уцелевшие штабеля боеприпасов. Другие сыпанулисвой груз на аллею, где в тени лип пряталось несколько пустых грузовиков;две машины сразу же загорелись, одна была отброшена взрывом с дороги изавалилась набок в канаве. Сотрясая воздух, взрывы бомб, казалось, допреисподней взламывали землю, в воздухе носилась пыль, опадали комьяземли, вихрями взмывала опаленная листва лип. По существу, это была перваясерьезная проба огнем, в которую попал Агеев; порой страх в нем граничил сужасом, близкие разрывы бомб причиняли прямо-таки физическое страдание.Агеев начал забывать, где он и что с ним происходит, и только в глубинеего смятенного сознания жило, ни на минуту не покидая его, чувство цели,невыполненной задачи, которую он должен выполнить. И он, то падая, товскакивая, отбрасываемый в стороны разрывами, все-таки загрузил машину вбеспорядке набросанными в кузов ящиками и погнал ее в полк. На егосчастье, водитель попался с опытом - немолодой уже человек, прошедшийвойну с белофиннами. Сцепив зубы, он безропотно выполнял все командыАгеева и уверенно вел машину по разбитой дороге. В поле их обстреляли,несколько минных разрывов по обе стороны от дороги обсыпали машину комьямиземли, но все-таки они благополучно проскочили открытое место и вскоредостигли деревни, которую оборонял полк. На скотном дворе с оборой[коровник] их уже ждали подносчики боеприпасов из батальонов, сразу жеобступившие машину. Но не успели они ее разгрузить, как деревняподверглась жесточайшему артналету - хорошо, что под каменной стеной оборыбыли вырыты щели, в одной из которых нашли пристанище Агеев и шофер. Онуже не надеялся остаться в живых. Два снаряда попало с противоположнойстороны в сбору, но ее каменные стены выдержали, защитив собой бойцов в