Карьер, часть 1

на выезде из деревни, где находилась его полуторка. К счастью, она былацела, и Агеев, крикнув водителю, вскочил в кабину. Они быстро развернулисьна закиданном землей скотном дворе и, не обращая внимания на обстрел,понеслись по гравийке к горящему за лесом фольварку.

   На этот раз немецких самолетов здесь не было, хотя не было уже ифольварка, на месте аллей лежал бурелом из обломанных и вывороченных скорнями лип, весь сад был изрыт воронками, уцелевшие яблони стояли сголыми, без листьев ветвями; штабеля под ними частью сгорели, частьювзорвались, вокруг валялись снаряды, латунные гильзы, упаковка, доски оттары. Но какая-то часть боеприпасов все-таки уцелела, и Агеев, подбежав костаткам штабелей, порадовался: оказывается, не так просто даже дляавиации уничтожить большой склад боеприпасов. Они с шофером побежали поразметанным завалам всевозможных ящиков со снарядами, противотанковыми ипротивопехотными минами, размотанными лентами крупнокалиберных зенитныхпатронов, которые им были ни к чему. Агеев старался найти знакомые зеленыеящики с головками от "РГД", но их нигде не было - может, взорвались, аможет, прихватили по ошибке из других полков. И тут на краю обгоревшего сугла штабеля он увидел деревянные ящики с черной маркировкой, это былигранаты "Ф-1", или, как их называли бойцы, "лимонки". Обрадовавшисьнежданной находке, он крикнул шоферу и, подхватив в обе руки по ящику,побежал к машине.

   Этими гранатами они загрузили почти весь кузов полуторки, вдобавокприхватили несколько ящиков винтовочных патронов и снова рванули поразбитой гравийке к своему полку.

   Тем временем день незаметно перешел в вечер, поля подернулись сизойтуманной дымкой. За лесом в стороне деревни грохотал сильный бой, и, какпоказалось Агееву, в этот раз почему-то ближе, чем днем. Скверная догадкаосенила его, но, еще боясь поверить в нее, он остановил машину на обочинев небольшом соснячке, где поодаль от дороги окапывались несколькокрасноармейцев, и выскочил из кабины. На его вопрос, из какой они части,первый боец, ничего не ответил, словно немой, глядел на него исподлобья,второй сказал, что это военная тайна, которую он не может разгласитьнезнакомому командиру, и только третий, стриженый белобрысый боец, видно,признав его, объяснил:

   - Да из второго батальона мы, товарищ начальник боепитания.

   - Как из второго? Второй батальон был в деревне.

   - Был, да отступил. В окружении мы.

   "Вот те и раз! - сокрушенно подумал Агеев. - Час от часу не легче!" Онпобежал вдоль цепи и вскоре от знакомого командира роты узнал, что второйбатальон по приказу отошел из деревни, а первый и третий почему-тозамешкались, не успели выполнить приказ и теперь ждут темноты, чтобыпрорваться из кольца. Командир со штабом полка тоже находится в деревне,готовит прорыв; второй батальон будет прикрывать их из этого соснячка.

   Агеев мог бы раздать боеприпасы бойцам здешнего батальона, у которых ихтоже было не густо, но чувство вины перед командиром полка за утреннююпромашку заставило его думать, как прорваться в деревню. Было, однако,