Карьер, часть 1

Зальет, что тогда делать? Ждать, пока высохнет? Или когда уйдет вглубьвода? Семен, чутко уловив скрытую тревогу Агеева, тронул его за колено.

   - Слышь? Хочу поинтересоваться. Чего там копаешь? В карьере.

   - Да так. Кое-что надо посмотреть.

   - Потерял чего?

   - Почти что. Жизнь едва не потерял, - сказал Агеев и пожалел, чтосказал слишком много.

   - А-а, - что-то понял Семен. - Ну ладно, больше не спрашиваю. У каждогочеловека должны свои секреты иметься.

   Агеев виновато взглянул в его помрачневшее лицо, и ему стало немногонеловко за собственную скрытность.

   - Может, и так. Ну, а у тебя как, тоже секреты имеются?

   - Я секретов при себе не держу. Я их все разболтал. Все все про менязнают. Может, и плохо это. Может, я потому и непутевый такой. Ну да ладно.Хватит болтать.

   Семен рубанул кулаком по колену и, задев стойку плечом, отчего едва неснес всю эту шаткую палатку, вылез наружу. Агеев догадался, отчего ему несиделось тут дольше, но перечить не стал. Пусть идет человек, может, ещемагазин не закрылся, найдет, чем утолить свою жажду.

   - Как-нибудь подойду. Расскажу еще кое-что, - послышалось издали, и помокрой земле зашлепали, все удаляясь, размашистые шаги.

   Агеев недолго повозился в палатке, переложив мокрую одежду в правую,более сухую сторону - все парусиновое дно было мокрым. От одежды,спального мешка сильно отдавало сыростью, парная сырость висела и ввоздухе снаружи палатки, когда он выбрался из нее, обеспокоенный мыслью окарьере.

   Дождик тихо моросил по мокрой траве, туманный полог застлал околицу,ближнюю рощу, дальние дома поселка. Но кладбище и карьер поблизостипросматривались во всех подробностях, и, когда он глянул с обрыва, едва невыругался от досады: в самом глубоком месте на дне карьера тускло блестелидве огромные лужи. Как раз там, где он копал эти дни и где, как казалосьему, была возможность что-либо найти. Но самое худшее открылось его взору,когда он ступил на кромку обрыва, - с его крутизны до самого низаобринулся пласт суглинка, начисто похоронив под собой сегодняшнее местоего раскопок.

   Минуту Агеев потерянно глядел вниз, не зная, что теперь предпринять иличто подумать. Ясно, что копать здесь будет нельзя, воду отвести некуда,вычерпать ее невозможно. Оставалось не самое лучшее - ждать, покавысохнет. Ну а если задождит на несколько дней? Илья действительноспособен натворить гнилья до осени, как тогда быть? Чего он добьется тут?

   В который уже раз Агеев ставил перед собой этот вопрос и не находил нанего ответа. В самом деле, что он мог предпринять? Обратиться круководству? Сходить в райисполком? Попросить помощи у общественности? Ночто он им скажет? Какие у него доказательства, что она _там_? Что еерасстреляли вместе со всеми? Он ведь и сам ничего толком не знал. Он ведьи самому себе хотел доказать, что ее там _не было_. Что она там неосталась. Что в тот раз, возможно, она уцелела. Ведь, когда в сорокчетвертом откопали тела погибших, ее среди них не нашли. Но ведь ее и не