Знак беды, часть 3

хвостик настороженно замер. Петрок, пошатнувшись, не сразу сдержал свойшаг, поднял голову. Уже видна стала его усадьба за огородом, и там, водворе, что-то мелькнуло рыжее. Словно какая постилка на тыне трепыхнуласьот ветра, но это не постилка, видать? Петрок пальцами протер глаза ивсмотрелся пристальнее. Так оно и было, как он сразу подумал, не желая,однако, признаться себе. Его опередили. Во дворе возле тына уже стояли,помахивая головами, рыжая и вороная лошади, и, хотя возле них никого небыло, Петрок понял, что _они_ уже приехали.

   Петрок едва не заплакал от обиды, горя и страха, который вдруг охватилего, переступил по стежке, оглянулся. Он не имел сил идти туда, наусадьбу, потому что очень хорошо знал, что там ждало его. Но куда былоидти? Во чисто поле? В Бараний Лог? В болото? Обратно в овраг?.. Да и вхате оставалась больная, избитая жена, там была картошка, все его пожитки.Полицаи жестоко отомстят ему. Разве от них спасешься?

   И все же ноги его повернули обратно, и он даже пригнулся немного,вобрал голову в плечи и шатко потрусил по стежке к оврагу.

   Только он не добежал даже до ближнего кустарника, как сзади раздалсяпервый угрожающе звучный окрик:

   - Петрок, стой! Стой, так твою... Назад!

   И тотчас винтовочный выстрел туго щелкнул, казалось, над самой егоголовой. Пуля пронеслась мимо, в кустарнике на краю оврага тихо упала втраву ссеченная ею ветка. И он, вдруг отрезвев, окончательно понял, чтоубегать нельзя. От них не скроешься.

   Действительно, они уже бежали через огород напрямик от усадьбы, и онсначала остановился, а потом повернул назад. Те также остановились заизгородью возле оборудованного им офицерского клозета, винтовки держалинаготове, чтобы сразу, как только он побежит, всадить ему пулю в спину. Ноон не бежал, он обреченно тащился по стежке навстречу погибели, все в немнапряглось и поднималось, разбухало в безмолвной обиде: за что? Совсемнекстати он ощутил в руке горлышко бутылки, которую нес Степаниде, там ещенемного плескалось, но Степаниде этого уже не видать. Не размахиваясь, онбросил бутылку в сторону, с краткой радостью осознав, что и тем тоженичего не достанется, пусть выльется в траву. Охваченный отчаянием, он всерешительнее шел к полицаям, которые за изгородью также двигалисьнаперехват ему к стежке - Гуж в своей кожанке впереди, а Колонденок споднятой винтовкой сзади. Почти физически почувствовав враждебность ихнамерений, Петрок остановился.

   - Ну что? Что? Что вам от меня надо? - слабо крикнул он, уставясь наних сквозь застившие взгляд слезы. Что-то давящее подкатывало к горлу, ион продолжал стоять на стежке в пяти шагах от изгороди.

   - А ну иди ближе! - спокойно, с едва заметной угрозой сказал Гуж.Длинное, на этот раз, похоже, трезвое лицо полицая словно одеревенело, иПетрок почувствовал, что его игра кончена, на этот раз не обойдется.

   - Чего вам? Чего вы ко мне цепляетесь? Какого рожна вам надо? Гады вы,немецкие прихвостни...

   - А ну спокойно! - зарычал Гуж, вскидывая винтовку. - А то мы...

   - Что, что вы? Застрелите? Стреляйте, черт вас бери! - с неожиданной