Знак беды, часть 3

Когда-то, в коллективизацию, старые отдал в колхоз, а новые припрятал вистопке, иногда привязывал ими корову, что-нибудь закреплял на возу, абольше они висели на толстом гвозде в сенях. Теперь ими связывают егоруки. Пригодились.

   Наконец Колонденок завязал на руках тугой узел, другой конец свободнораскинул на истоптанной копытами, развороченной автомобильными колесамигрязи, и Петрок удивился: зачем? Но тут же все стало понятно - с другимконцом в руках полицай взобрался на лошадь.

   - Пошел! Живо! - скомандовал Гуж, однако далеко не отъезжая. Тронулсяодин Колонденок, вожжа на грязи распрямилась, зависнув в воздухе,натянулась и сильно дернула его за руки. - Живо, сказал!

   Гуж снова огрел его прутом по голове, острая боль пронизала еенасквозь. Чтобы не упасть от натяжения веревки, Петрок вынужден былпобежать за Колонденком, который ногами пинал в бока лошадь, а Гуж,размахивая прутом, погонял его сзади.

   - Быстро! Быстро! Ах ты, большевистский пень!

   Петрок не успевал, спотыкался, едва не падал, бросался из стороны всторону, опорки его вязли в грязи, но упасть теперь на дороге было бы,верно, хуже погибели. И он бежал с прискоками, дергаясь на веревке,которая, сдирая с рук кожу, тянула, волокла его к большаку. Лицо его сновастало мокрым от слез, и порывисто дувший навстречу ветер уже не успевал ихосушать.

   - Сволочи! Душегубы! - захлебываясь ветром, глухо кричал Петрок. -Погодите! Мой Федька придет! Он вам покажет!.. Не надейтесь... Мой сынпридет...

  

  

  

  

  

  

  

   Петрок пропал, исчез с этого света, как и для него пропали хутор, женаСтепанида, Голгофа, пропал целый мир. И остались только воспоминания онем, если есть еще кому вспомнить его человеческие страдания, мелкие ибольшие невзгоды. Всю жизнь он хотел только одного - покоя. Чувствуя себяслабым и от многого зависимым человеком, жаждал как-нибудь удержаться встороне от захлестывающих мир событий, переждать, отсидеться. Мудрено,конечно, и наивно было на это рассчитывать. Жизнь распоряжалась по-своему,в соответствии с жесткими законами жестокого века, и вот однажды воляслучая едва не вовлекла Петрока Богатьку в самый эпицентр человеческойдрамы.

   А что же Петрок?

   Хорошо это или плохо, но он был человеком определенных качеств,наверно, малоприспособленным для новой эпохи, и поступал сообразно своемухарактеру. Хотя, может, оттого и вдоволь настрадался в жизни.

   ...С рождества в тот год валил густой снег, а за три дня до крещенияначалась такая вьюга, какой тут не знали, может, от сотворения мира. Снеганамело полон двор, несколько дней невозможно было выбраться из хаты. Нонадо было принести воды, нарубить дров, досмотреть скотину, и Петрок,прежде чем открыть двери в хлев, каждый раз вынужден был откапывать их;чтобы протиснуться внутрь. Спустя полчаса, однако, от его работы неоставалось и следа - сплошь во дворе громоздилась толща тугого,