Знак беды, часть 3

пока совсем не стемнеет, сам же сказал об этом, а человек оносновательный, как сказал, так и сделает. Но она не могла ждать в хате,она даже ничего не ела сегодня и не топила грубку, так ей не терпелосьдождаться приезда Корнилы, потому что - не дай бог! - налетит полиция! Чтотогда будет обоим?

   С полицией она уже встречалась сегодня в местечке, куда пошла сразу отКорнилы из Выселок, добралась-таки до тюрьмы в церковном склепе. За товремя, пока она не была в местечке, полицаи здесь хорошо и прочнообосновались - к полуразрушенному каменному остову церкви сделалипристройку из теса, навесили тяжелые двери, при которых теперь стоялчасовой с винтовкой. Она даже обрадовалась, когда узнала в этом часовомНедосеку Антося, и подумала, что, верно, ей повезло. Обойдя широкуюдождевую лужу, сразу повернула с площади к этим воротам, намереваясь какможно ласковее спросить про Петрока, а может, и передать корзинку. НоНедосека еще издали остановил ее злым окриком:

   - Назад! Нельзя!

   - Это я, Богатька из Яхимовщины, - сказала Степанида, останавливаясь иподумав, что он ее не узнал. Но и после ее слов черное, цыгановатое лицоНедосеки осталось прежним - недоступным и строгим.

   - Сказал, назад! Запрещено.

   - Я только спросить, здесь ли Петрок?

   - Говорю, запрещено! Назад!!

   "Ах, чтоб ты очумел! - зло подумала Степанида и в недоуменииперехватила корзинку с одной руки на другую. - Что теперь делать?"

   - Скажите только, куда посадили? - также начиная злиться, попросилаона. Но Недосека выглядел таким неприступным, каким она никогда не виделаего. Будто его подменили кем-то. Недолго постояв, она попыталась незаметноподойти к нему ближе.

   - Не подходи! Применю оружие! - вызверился полицай, хватая с плечзнакомую винтовку с расколотым и склепанным железкой прикладом.

   Она молча постояла немного, повернулась и пошла назад, на другуюсторону грязной немощеной площади, где в аккуратно побеленном каменномдоме с балконом расположилась теперь полицейская управа. Она думала,может, там встретит кого из знакомых, спросит, но издали еще увидела наступеньках какое-то мурло в шинели с винтовкой, также, верно, часового.Нерешительно перейдя площадь, она остановилась возле телеграфного столба сподпоркой, поставила на сухое место в траве корзину и ждала появления Гужаили Колонденка, чтобы спросить. Но, как назло, из управы никто не выходил- или они были заняты чем, или никого там не было. А она все стояла наветру, который сеял мелким промозглым дождем, ее платок пропитался влагой,стыли мокрые руки, но она терпеливо ждала, не сводя взгляда с закрытыхдверей полиции. Она не сразу услышала чьи-то шаги по грязи и, резкооглянувшись, увидела учителя Свентковского, который торопливыми шажкаминаправлялся в полицию. Правда, он сделал вид, что не узнает ее или незамечает, и даже пригнул голову в шляпе, наверно, чтобы не здороваться. Ноона с последней надеждой подалась к нему, вспомнив, что человек он незлой,может, скажет два слова.

   - Добрый день вам...