Знак беды, часть 3

   - Добрый день, - сухо ответил Свентковский, однако, не останавливаясь.Тогда она подхватила из-за столба корзину и по грязи побежала следом.

   - Может бы, вы это передали Богатьке Петроку. Наверно же, тут он?

   - Здесь, да, - сказал Свентковский, опасливо взглянув на близкое зданиеуправы и почти не замедлив шаг; она испугалась, что не задержит его, чтоон сейчас отойдет, тогда не догонишь.

   - Может бы, вы передали... Яйца тут, сало...

   Свентковский молча взял из ее рук корзинку, его узкие глазки на испитомостроносом личике тревожно метнулись по площади.

   - И сейчас же идите отсюда! Сейчас же, быстро!! - бросил он тихимнастойчивым шепотом.

   Обрадованная было Степанида немного смешалась, почувствовав какое-тозатаенное беспокойство в словах бывшего учителя, и с минуту глядела сзадина его сутулую спину в черном суконном пальто, которое лет десять носилСвентковский. Тот подошел к крыльцу, остановившись, немного поскреб ожелезку выпачканные грязью сапоги и, коротко оглянувшись на нее из-подшляпы, исчез за дверью. Тогда только до нее дошел угрожающий смысл егослов, и она поняла, что это он не со злости, скорее от сочувствия к ней.Наверно, там что-то случилось, о чем они дознались, и над ней такженависла беда.

   Но беды себе она не хотела, у нее был большой отчаянный план, она немогла теперь по-глупому рисковать в местечке, под носом у полицаев, исначала не спеша, а потом все быстрее и быстрее пошла местечковой улицей кбольшаку. Наверно, надо было торопиться, вряд ли у нее оставалось многовремени, а дел и забот было пропасть. Когда уже бежала домой, думала отом, что бы могло случиться и где. Дома или, может, у Корнилы? Или очем-то проговорился Петрок? Но что знал Петрок? Она давно уже отказаласьот скверной бабской привычки обо всем болтать с мужиком, может, потому,что Петрок не очень разделял ее мысли и с явным недоверием относился к еенамерениям. Многое она делала на свой страх и риск, как сама считаланужным. Петрок вначале ворчал, но с годами привык к ее независимости, а тои первенству, и обоим, кажется, было неплохо. Не дай бог, если бы он узнало винтовке, он бы умер со страху. И хорошо, что Степанида все от негоутаила. Она давно уже убедилась, что только то будет в секрете, что знаешьсам, один и никто больше на свете. И то не всегда. Такой теперь свет итакие люди.

   Степанида замедлила шаг только на своем дворе, где с облегчениемвздохнула, увидев, что все здесь по-прежнему, никого нет и в пробое косоторчит воткнутая ею щепка. И она подумала, что, может, Свентковский сказалпросто так, чтобы припугнуть ее или прогнать от полиции. Но егоприглушенный голос был очень похож на заговорщический и таилпредупреждение ей. Наверно, все же здесь что-то не так. Пожалуй, ещечто-то будет.

   Зайдя на минутку в хату, Степанида вышла во двор и стала поджидатьКорнилу. Она неотрывно вглядывалась в серые сумерки, сгустившиеся надшироким простором поля, за которым быстро таяли в надвигавшейся теменивыселковские хаты, дорога по пригорку, большак с рядом телеграфных