Знак беды, часть 3

его тяжеловатое теплое тело, понесла к телеге.

   - Вот, куда его?

   - А в мешок. Мешок есть...

   Ну конечно, у него был мешок, иначе как же везти поросенка в телеге?Только бы его туда посадить, подумала Степанида. Неловко впотьмах онасунула его головой в подставленный мешок, но поросенок, наверно,догадался, что ожидает его, растопырил ноги, задергался, забился всемтелом, и она едва удержала его в руках.

   - Ну, что ты? Ну тише, дурень!

   Корнила, однако, ловко укутав его мешком, бросил в задок телеги,прикрыл сеном. Поросенок пронзительно завизжал в темноте.

   - Тихо, ты! Холера, малый, а писку...

   - Не такой уж и малый! - готова была обидеться Степанида. - Весеннийхороший подсвиночек.

   - Я думал... А то...

   Похоже было, что Корнила обиделся, видно, ему показалось, что поросенокслишком мал. И правда, не кабанок еще, но ведь и бомба, как сам-топризнался, не очень чтобы - с браком. Еще надо как-то исправлять, подумалаСтепанида с досадой, а кто ее тут исправит?

   - Упитанный, спокойный, очень славный подсвиночек. Чтоб не это вот, векбы не отдала.

   - Ладно, - сказал Корнила, обрывая на том разговор.

   Колеса его телеги немного скрипнули на развороте, Степанида показала,как выехать со двора. Корнила направил коня к воротцам и остановился.

   - Так ты это, молчи. Если что, я тебя не видел, ничего не знаю.

   - Что я, малая? - отозвалась Степанида, неприязненно подумав: небось неглупее тебя.

   Корнила тихо поехал темной дорогой, сначала слышно было, как бился,пытаясь подать голос, поросенок под сеном, но постепенно все стихло.Рудька, который до того прятался за углом, подбежал к хозяйке и неувереннотявкнул во тьму.

   - Ну вот! - сказала она, обращаясь к собаке. - Что теперь будет?

   Только тут Степанида почувствовала, как сильно озябла на промозглойстуже и вымокла, особенно юбка, но ею уже овладело смутное волнение, и онани минуты не могла оставаться в покое. Ее тянуло куда-то идти, пока тихо,что-то сделать, чтобы приблизить тот час, когда на большаке грохнет. Когдаразлетится на щепки этот проклятый мост. Пусть тогда ремонтируют. Пустьприсылают свою команду, сгоняют людей. Верно, пока соберутся, пройдеткакое-то время, настанет зима, а там наши дадут им под зад. Она не однаждыслышала от мужиков, что наши всегда выжидают зиму, как это было на финскойили еще раньше, в войне с французами. Зима всегда нашим поможет. Она такжестремилась помочь чем могла, чтобы не сидеть в бездействии. Главное,теперь у нее было чем, не голыми руками. В промоине лежала грозная сила,способная разнести мост в щепки. Как только ее подложить?

   Помнится, в прежнем мосту были откосы под настилом, куда порой залезалиподростки и волчьим храпом пугали лошадей на дороге. Туда удобно былопристроить бомбу. А теперь как? По дороге в местечко она лишь однаждыостановилась на мосту и как следует ничего не разглядела там. А вдруг под