Знак беды, часть 3

   Она не слишком вникала в запутанный смысл сна, явь ее ненамногоуступала видениям ночи. Забота подгоняла, и она вышла в сени, взяла изсундука старую, немного прорванную в углу кошелку, в истопке насыпала вкарман две горсти зерна из ночовок, которое так и недомолол Петрок,распахнула дверь. На дворе стыло мокрое осеннее утро, над липами ветергнал косматые тучи, но дождя не было, и лесная даль за Голгофой отчетливосинела на горизонте, как всегда перед холодами, в канун зимы - на мороз,Степанида зашла за дровокольню, дернула неплотно прикрытые двери хлевка,куры рядком сидели на жердочке: три головами к дверям, а три к стене. Вуглу на соломе возле желтого старого поклада лежало два свежих яйца, ихозяйка с умилением подумала: бедные дурехи, они еще и несутся! Уже давнохозяйка их не кормила, жили тем, что сами находили во дворе, на огороде, итеперь, ощутив свою вину перед ними, Степанида сыпанула им из кармана.Захлопав крыльями и кудахча, куры дружно слетели с шестка к порогу.

   Она еще им посыпала и, пока они, толкая друг дружку, наперегонкиклевали, думала: которую взять? Она знала каждую из них от цыплячьей поры,каждую отличала от других по ее осанке и убранству, знала, какие и когдакаждая из них несет яйца. Самые лучшие несла пеструшка с черной головкой,которую, конечно, она брать не будет. Хуже других неслась короткохвостаямолодая курочка с косматыми ножками, самая худенькая и боязливая, ее итеперь клевали с обеих сторон, и она подбирала зерна позади за всеми. Нокакая из нее будет еда, из такой тощенькой? И Степанида выбрала желтуюспокойную курочку, не самую худшую, но и не из лучших. Она спокойнообхватила ее сверху за крылья, и курица, не сопротивляясь, доверчивоотдала себя в знакомые руки хозяйки. Степанида связала тряпочкой ее ноги иположила в кошелку. Потом вернулась в сени, сняла с вешалки над сундукомпоношенный ситцевый платок и обвязала им кошелку сверху.

   Перед тем как выйти, оглядела убогие стены сеней, углы, зеленый,расписанный красными цветами сундук. Но больше ничего пригодного длягостинца она не могла отыскать в этом разграбленном войной жилище. ЕслиВиктор не согласится на одну, она не пожалеет всех, пусть ест, только быудалось то единственное, что теперь занимало ее сознание, отнималопоследние силы, а может, заберет и всю ее жизнь. В ее руках оказаласьтакая возможность, которая выпадает не каждому. Это стало ее главнойцелью, и она постарается ее осуществить. Жаль только, что она не может всесделать сама, но люди помогут. Должны помочь. Надо только найти подходящихлюдей - не сволочей и не трусов, и тогда Петрок еще услышит, что произошлона большаке. Только бы удалось.

   Конечно, чувствовала она, с людьми будет трудно. Лучше всего, если быона имела на примете кого-то из мужчин, если бы дома был Федька или хотябы Петрок. Она снова посетовала в мыслях, вспомнив, как не пустила в хатунепонятных ночных прохожих, может, как раз они и помогли бы? Но ктопредвидит то, чего еще нет и только, возможно, будет? Разве она знала, ктоони? Да она и теперь лишь догадывается и предполагает. Но предполагатьможно разное, а на деле мало что подтверждается.

   Настывшая за холодную ночь грязь на дороге студила ее босые ноги, и она