Знак беды, часть 3

окну. Во дворе за колодцем кто-то привязывал к тыну тонкогрудую гнедуюлошадь, и, когда обернулся к хате, Петрок узнал Колонденка - в шинели, свинтовкой за узкой сутулой спиной.

   - Чтоб вы пропали! - в отчаянии выругался Петрок, уже чувствуя, какаянужда привела этого полицая на хутор.

   Рудька все лаял - сначала на лошадь, которая сторожко стригла ушами, несходя, однако, с места, потом напустился на Колонденка. И тот вдругостановился, хватаясь рукой за винтовку. Петрок, как был, без кожушка ибез шапки выскочил на ступеньки и закричал на собачонку:

   - Рудька, прочь! Прочь ты, щенок! Я тебе дам!.. Не надо его стрелять,он не укусит! - заговорил он, обращаясь к полицаю, который уже загонял впатронник патрон. Рудька, видно, понял наконец, что ему угрожает, искрылся за углом дровокольни. Он еще полаял оттуда, но уже без большойзлости, и Колонденок забросил винтовку на узкое, обвисшее плечо.

   - За водкой приехал, - просто объявил полицай, не меняя постноговыражения на бледном понуром лице.

   - Так я же отдал! Недосека взял две бутылки, - заволновался Петрок. -Что у меня, фабрика?

   - Гуж сказал: еще две бутылки. Иначе завтра будет репрессия.

   - Что будет? - не понял Петрок.

   - Репрессия. Ну, это, будет тебя вешать. Или, может, стрелять? -усомнился Колонденок. - Нет, вешать, кажется. Ага, вспомнил - вешать.Репрессия - значит повешение.

   - От чудеса! - развел руками Петрок. - Так где же я возьму? Я ведьотдал. Недосека же...

   - Тогда бери шапку.

   - Зачем?

   - Пойдешь в местечко. Гуж сказал: не даст водки - самого за шиворот исюда. На репрессию.

   - Да?..

   Ну что еще можно было сделать с этими злодеями? Петрок помолчал,подумал и почти с предельной очевидностью понял, что и водка - не выход.Нет, не спасет его самогон, как бы еще не погубил, и скорее, чем чтодругое.

   Он молча ступил опорками на сырую землю двора, в открытую, не таясь,прошлепал на дровокольню и вытащил из-за ольховой поленницы третьюбутылку.

   - Ну вот! А говорил, нет! - зло взвизгнул Колонденок и выхватил из егорук бутылку. - А еще?

   - Нету! Ей-богу, больше ничего нету. Вот хоть обыщите. Выгнал, знаете,мало, запарка неудачная...

   - Ну ладно, - подумав, смягчился Колонденок. - Отдам, а там пускай самрешает.

   Он отвязал лошадь и вскочил на нее поперек животом, перебросил надругую сторону длинную ногу. Лошадь резво побежала к большаку, а изогорода во двор вышла Степанида с корзиной картошки в руках.

   - Опять за водкой?

   - Опять, - невесело подтвердил Петрок.

   - А я что говорила? Теперь начнут ездить...

   - Ну уже кол им в глотку! Больше нету.

   - Тебе же оттого будет хуже.

   - А уже хуже не будет, - запальчиво сказал Петрок, не чувствуя, однако,уверенности в своих силах. Правда, в душе он не хотел верить в плохое, все