Знак беды, часть 3

выпрямилась. Глубже начали мешать корни, которые жесткими плетями по всемнаправлениям пронизали почву. Она их рубила лопатой, выдирала руками,некоторые пробовала ломать, но они лишь гнулись, выставляя белые узловатыеизгибы, брызжа землей в лицо, на голову, плечи. Вся мокрая от пота, оначас или два ковырялась в яме, пока выкопала ее до колена, наспехрасчистила от белых огрызков корней, землю далеко не отбрасывала, знала,земля ей понадобится. Когда яма была готова, Степанида немного передохнулана краю и отложила лопату. Надо было идти за бомбой.

   До прежней ямы было шагов двадцать, забравшись туда, она повыбрасывалаиз нее сваленный хворост и взялась за длинный и тяжелый железный круглякбомбы. Рядом под самые руки подкатился Рудька, понюхал желтую оболочку ичихнул. Степанида напряглась, чтобы выкатить бомбу из ямы, и испугалась -та лишь чуточку стронулась с места и тотчас скатилась обратно. Это былоужасно - у нее не хватало силы!

   Степанида поднялась, рукавом вытерла со лба пот. Хорошо было катить еев эту западню, а как теперь выкатить? Да еще одной. Заволновавшись и недав себе отдохнуть, она ухватила бомбу за хвост, огромным усилиемпередвинула его выше. Потом зашла с другого конца и приподняла нос. Но неуспела она переложить его выше, как хвост упрямо соскользнул на прежнееместо в яме. Степанида едва не заревела с досады - что же делать?

   Немного поразмыслив и успокоившись, она вышла из ямы и поискала на краюогорода камни. Камней было много, но все мелкие, Степанида прошла дальше,нашла наконец два более подходящих камня, принесла их к яме. Теперь,поочередно подкладывая их под нос и под хвост бомбы, надо было выкатить еена ровное место. Долго она надрывалась там - и катила и толкала, работаяруками, упираясь коленями в мокрую землю. Вконец испачкала в грязной травеюбку и ватник, вся взмокнув от пота, она все же высвободила бомбу из ямы исама обессиленно упала рядом. Проклятая бомба! Степанида уже думала, чтонадорвется, пока управится с нею, но вот как-то сдюжила. Теперь надо былоперетащить ее к новой яме. Все время она боялась, чтобы кто не набрел нанее в кустарнике, не увидел. Сквозь резкий ольшаник ее можно было заметитьи с дороги, и со двора, хотя бы успеть спрятать, пока никого поблизости небыло.

   По ровному краю оврага бомба легко перекатилась, вминая траву желтыми,испачканными землей боками. Но дальше в ольшанике катить ее было нельзя, иСтепанида ухватилась за круглую железяку хвоста. Так, слегка приподняв,тащить можно было, но это отнимало время и стоило огромных усилий, а сил уСтепаниды уже было мало. Она проволокла бомбу шагов, может, пять ивыпустила из рук, сама тоже повалилась назад в траву. Несколько минут,задыхаясь, хватала ртом воздух. Немного отдышавшись, снова вцепиласьпальцами в мокрый хвост бомбы. На этот раз она проволокла ее еще меньше иснова упала. В следующие разы уже только дергала и рывками, по одномушагу, не больше, продвигала ее к краю оврага; поясница ее переламываласьот боли, мокрые руки, пальцы и колени были до крови ободраны о сучья икорни. И она торопилась. То и дело оглядывалась вокруг сквозь почти голыйкустарник, посматривала в сторону усадьбы - боялась, не дай бог, кто