Знак беды, часть 3

коробком в руках она подскочила к окну. Рудька метался по двору и,захлебываясь, бешено лаял, а по дороге от большака к хутору скоро шагаличетверо мужчин с винтовками. Уже издали она узнала почти каждого из них исказала себе: "Ну, все!"

   Как ни странно это было для нее самой, она не очень испугалась и никудане побежала, будто ждала и понимала неизбежность именно такого конца.Напряжением встревоженной памяти она только прикинула теперь, что же надосделать напоследок, и не вспомнила ничего. А может, уже все сделала? Онасунулась к окну, в запечье, потом выбежала в сени, наверно, чтобы бытьподальше от окон. Рудька все захлебывался в воротцах, и тогда еще издалибабахнул первый выстрел. Рудька пронзительно взвизгнул и смолк - уже ненавсегда ли? Она поняла, теперь ее очередь.

   Что-то сообразив, однако, она бросилась из сеней в истопку и накинулакрюк на пробой. Нет, так просто они ее не возьмут. Она все же не Рудька. Ине Петрок. И даже не Корнила. Еще она с ними поборется. Пускай убьют!Убьют, тогда что ж... Тогда их победа. Но еще не убили, и по своей волеона им не дастся.

   Три сильных удара каблуком в дверь гулко отдались в сенях.

   - Открой!

   Она сидела на корточках в истопке за толстым косяком из дуба и молчала.

   - Степанида, открой! Взломаем!

   "Ломайте!" - зло подумала она. Но не так легко, наверно, взломатьстародавнюю дверь, на которой в три пальца доски, кованый железный крюк,пробитый через косяк и загнутый концами внутрь пробой. Ломайте!

   Они там переговаривались за дверью, прислушавшись, она узнала рыкающийголос Гужа, тонкие подголоски Колонденка и Недосеки.

   - Эй, активистка! - рявкнул Гуж. - По-хорошему открой! А то хуже будет!Ты меня знаешь!

   - Кол тебе в глотку! - крикнула она, не сдержавшись, и тотчас пожалела:зачем было отзываться? Пусть бы не знали, где она, стучали бы в дверь,бились бы головой о стены.

   Она думала, что они будут взламывать дверь, а они ударили по окну, вхате зазвенело, посыпалось стекло, потом с треском разлетелась рама. Этобыло уже хуже, так они скоро будут в сенях. Хорошо, что в истопкемаленькое оконце, в такое не влезешь. Но что-то они придумают...

   - Богатька, выходите сами, не бойтесь - послышался рассудительный,почти спокойный голос Свентковского. "И этот тут! - со злостью подумалаСтепанида. - Добренький, называется..." - Покажите только, где бомба.Слышите? Вас мы не тронем.

   "Ишь чего захотели!" - подумала Степанида и отползла от дверей кжерновам. Они там, похоже, все уже топтались в сенях, наверно, кто-то одинвлез в окно и открыл остальным двери. Но дверь в истопку они не откроют.

   Только она подумала так, как дверь из сеней сильно дернулась, что-тогрохнуло и посыпалась труха со стены, и еще загрохотало с треском, видно,они били по двери топором. Конечно, это было похуже, это меняло дело, всесужая тот непрочный круг безопасности, в котором она оказалась и где всеменьше оставалось места для какой-либо надежды. Но она ни на что и не