Знак беды, часть 3

пожирающую силу, по углам и на стенах трещало, свистело, гудело, вовсюпылали уже потолок, стены, кадки, разная хозяйственная рухлядь - вседеревянное, ветхое и сухое. На нее нестерпимо веяло жаром и сыпалисьискры, очень припекало голову и ноги, кажется, уже загорались волосы назатылке, она уткнулась лицом в рукав ватника и медленно, мучительнозадыхалась. Правда, она так и не знала, что с ней случится раньше - сгоритили задохнется в дыму, - и не могла понять, что теперь лучше. На некотороевремя сознание ее затмилось, кажется, она забылась, потом вдруг очнулась ипочувствовала, что на спине тлеет вата - горит телогрейка. Это уже былконец, и она не в лад со своим чувством подумала: почему же ее там, в яме,кто-нибудь не увидел с бомбой? Хотя бы кто-либо из местных - пастушок,мужик, женщина, - чтобы запомнить то место, оставить знак в памяти.

   Между тем дышать становилось невозможно, она окончательно задыхалась,тлели волосы на голове, и удушливой вонью дымился ватник. Кажется,загорелись и рукава на локтях, которыми она в отчаянии закрывала лицо. Иснова она неожиданно для себя подумала: а может, и лучше, если ее никто неувидел - ни хороший, ни злой человек - и никто ничего не узнает. Хорошему,может, и ни к чему, а эти пусть бесятся. Пусть думают, рыщут, ломаютголову - где? И не спят ни ночью, ни днем, боятся до последнего своегоиздыхания.

   Эта неожиданная мысль принесла успокоение и была последним проблескомистерзанного сознания перед окончательным забытьем, из которого она невернулась.

   Она уже не слышала, как, донятые огнем, выскочили из сеней полицаи, невидела, как занялась пламенем вся крыша хаты с истопкой и ветер мощнораздувал его, направляя в сторону хлева и пуньки, и как скоро огромноеморе огня с воем, треском и гулом забушевало по всей усадьбе,последовательно пожирая постройки, дрова, ближние к стенам деревья,изгородь, устилая двор пеплом и искрами.

   Густые россыпи искр и горящие клочья соломы неслись в ночном дымномнебе через овраг, к сосняку и дороге с ненавистным для нее мостом черезболотистую речку Деревянку.

   Пожар никто не тушил, и хутор горел беспрепятственно и долго, всю ночь,догорал на протяжении следующего дня, и полицаи никого не допускали кпожару, сами также держась в отдалении - опасались мощного взрыва бомбы.

   Но бомба дожидалась своего часа.

  

   1983 г.