Знак беды, часть 3

дверью, а они нашли дверь в хату и раскрыли ее, в сенях полыхнуло краснымотблеском от яркого пламени грубки, которую топила Степанида, и четверонепрошеных гостей с топаньем, шорохом мокрой одежды ввалились в хату.

   - Хозяин! - снова рявкнул басом косматый, и Петрок, напрягая внимание,старался угадать, кто же это. Но догадаться никак не мог, верно, это былинезнакомые.

   - Я тут, - сказал он из сеней.

   - Хозяин, свету! Свету дай!

   - Та где же теперь свету? Нетути света. Вот разве из печки...

   - Дай из печки! Лучину зажги!

   Петрок вошел в хату, которая сразу стала тесной от посторонних, иприткнулся у самого порога, уже точно зная, что добром для него это ночноепосещение не кончится. Степанида торопливо прилаживала на загнетке длиннуюлучину с огнем на конце. Вскоре свет от нее забрезжил по четырем неуклюжимнастороженным фигурам, которые развалисто топтались по хате, оглядываястены, ощупывая скамьи, стол. Петрок снова попытался угадать, есть ли туткто из знакомых, но не узнал никого. Тот большой, что первым ввалился всенцы, когда разгорелась лучина, повернул к нему носатое, обросшее щетинойлицо.

   - Хозяин?

   - Ну, хозяин. Известно...

   - Бандиты заходят? Говори быстро!

   - Какие бандиты? - не понял Петрок. - От нас вот недавно немцы выехали,считай, неделю стояли...

   Двое присели на скамью, поставив между колен винтовки, двое остались насередине хаты.

   - Сало есть? - спросил носатый, и не успел Петрок ответить, как другой,стоявший впереди, повернулся боком, подставив его взгляду левую, с белойповязкой руку. "Ага, полицаи, значит", - понял Петрок, который сначаладаже не знал, как себя с ними вести, что говорить.

   - Да что ты к нему с салом?! - каким-то приятным, открытым голосомупрекнул полицай носатого и с усмешкой спросил Петрока: - Водка есть?

   - Откуда? Нету водки, - выдавил Петрок вдруг осипшим голосом. Гостизаговорщически переглянулись.

   - Брось зажиматься! - готов был обидеться полицай. - Ставь бутылку, ине будем ссориться.

   - Так честно, нет. Что я, врать буду? - стараясь как можно искреннее ипотому, наверно, фальшиво сказал Петрок. Однако гости, видно, уже уловилиэту неестественность в его голосе и еще больше удивились.

   - Ты видел? - после недолгой заминки сказал полицай носатому. -Отказывается!

   - Что, жить надоело? А это ты нюхал?

   Прежде чем Петрок успел что-либо понять, носатый ткнул ему под носхолодный ствол выхваченного из-под полы нагана. Петрок невольно поморщилсяот резкой вони пороховой гари.

   - Самогону, живо!

   - Так я же не имею, - слабо стоял на своем Петрок, хотя уже знал, чтоего слова никого из них убедить не способны.

   - Какой самогон! - вдруг загорячилась Степанида, которая до сих пормолча жалась в тени возле печи. - Где он возьмет его вам?

   - Гужу где-то взял, - тихим голосом, почти ласково сказал полицай с