Знак беды, часть 3

повязкой. - А нам жалеет. Нехорошо так. Не по-честному.

   - Какому Гужу? Кто вам сказал?

   - Колонденок сказал, - уточнил полицай, и Петрок догадался: наверно,это приезжие полицаи из Кринок. Конечно, мост починен, теперь будут ездитьи кринковские, и вязниковские, и еще многие из далеких и близких деревень,и все станут заворачивать на Яхимовщину, которая, на беду, оказалась подрукой, при дороге. И Петрок ужаснулся при мысли; что же он затеял с темсамогоном? Разве можно напоить этих собак изо всей округи? Разве у негохватит на это времени, хлеба, двух его старых натруженных рук?

   - Колонденок тут месяц не показывался, - смело соврала Степанида, иполицаи недоуменно переглянулись.

   - Как это не показывался?

   - А так. Не было его здесь. Может, где в другом месте взял.

   - Неправду говоришь, - заулыбался полицай с повязкой. - Колонденок необманывает.

   - А ну обыскать! - вдруг закричал носатый. - Все обыскать! Берителучину и всюду - в сенях, в коровнике...

   - Так хутор сожжете, разве так можно с огнем, или вы свесились! -запричитала Степанида.

   Но двое, что сидели на лавке, живо вскочили и, похватав с загнеткилучины, начали поджигать их в грубке. В дымно мерцающем смраде осветилисьих небритые т стекшие лица, видно, оба были на хорошем подпитии, и ждатьот них какой-либо осторожности не приходилось. С лучинами они подались всени, слышно было, полезли в истопку, из дверей потянуло стужей, иПетроковы плечи в одной жилетке передернулись дрожью. Двое, что остались вхате, свободнее расступились перед хозяином.

   - А ну иди сюда! - жестко приказал носатый. Петрок молча ступил насередину хаты и остановился, готовый ко всему: - Водку дашь?

   - Так нету, - сказал он почти уже безразличным тоном, понимая, чтодоказывать, божиться тут бесполезно. Они были в таком состоянии пьяногоослепления, что его слова вряд ли могли для них что-нибудь значить. Имнужна была водка.

   - А если найдем?

   - Найдете, так ваша, - смиренно сказал Петрок, почувствовав, однако,что сказал неудачно: еще подумают, мол, он где-то прячет. Но там, гдепрячет, они не найдут, даже если перевернут всю усадьбу и еще весь оврагвдобавок.

   - Найдем, получишь пулю. За гнусный обман, - пообещал полицай.

   - А не найдем, тоже пристрелим как собаку, - злобно уточнил носатый. -Так что подумай хорошенько.

   - Что ж, воля ваша, - пожал плечами Петрок, поняв, что выхода для негоне будет. - Только нету горелки.

   Настала небольшая заминка, полицаи, видать, ожидали, что скажут те, ктоотправился шарить в истопке. Степанида поменяла лучину на загнетке, чтобыстало светлее в хате, где теперь густо пластался дым и очень вонялогорелым. Петрок боялся, как бы не подожгли что в истопке или в сенях,потому какой же осторожности можно было ожидать от пьяных? Из этих двоих,что остались в хате, полицай с повязкой казался ему менее пьяным или менеехищным, и Петрок сказал, обращаясь к нему: