Фронтовая страница

папиросы "Красная звезда" и посмеивался. Удивленный таким неожиданнымисходом, Тимошкин возмутился, высказал ему все свои обиды на него.Блищинский обозвал его дураком, приказал молчать и даже пригрозилрасправой.

   Несколько дней после этого Тимошкин ходил словно в тумане, по ночамвскрикивал и даже плакал во сне. Днем не раз подходил он к двериучительской, но так и не осмелился войти туда, чтобы рассказать, как всеэто случилось. Блищинский же, наверно, догадывался о его переживаниях ивел себя угрожающе холодно.

   Дорого обошлись парню его уступчивость и нерешительность.

   Незадолго до начала войны Гришка с родителями перебрался на жительствов местечко. У Тимошкина тем временем появились друзья получше, и онвпервые испытал настоящую мальчишескую дружбу. С Гришкой они тогдавстречались редко. Еще через год Блищинский окончил десятый класс ипоступил в медицинский институт. К тому времени неприязнь Тимошкина к немууже притупилась, и только в памяти живы были все его злые проделки.

   Когда началась война и местечко заняли немцы, явился из города иГришка. Несколько месяцев он сидел на шее у матери, болтался по улицам иприсматривался к новым порядкам. Отец его, мобилизованный в начале войны,где-то пропал (может, отступал на восток, а может, погиб), а к материвскоре перешел жить примак из окруженцев. К зиме, когда начала создаватьсяполиция, примака тоже втянули в эту свору наемников. Полицаи из него былникудышный, он беспросыпно пил самогон, дважды пьяный терял оружие, иначальство прогоняло его со службы. Но полицейские были нужны, и его бралиснова. Зимой же в местечке организовалось интендантство: школу и вселучшие постройки немцы заняли под склады. В помещении сельмага какие-топриезжие прислужники открыли мастерскую по ремонту амуниции и красильню,где окрашивали различные военные вещи и писали вывески. Эти вывески иразные объявления на немецком и белорусском языках развозились по всейокруге, и вот в этой красильне к весне оказался и Гришка Блищинский.

   Почти год черной и белой краской выводил он на фанере, жести и доскахзамысловатые готические литеры, свастику, стрелки и разные указатели, начто были большие любители немцы. Почти два года Блищинский получалнемецкий паек, какую-то плату в рублях и марках. Когда же разгореласьпартизанская война и на местечко трижды совершали налет партизаны, Гришка,видно, сообразил, что в немецкой мастерской ему не отсидеться. В эту порупочти все его ровесники и даже ребята помоложе было либо связаны спартизанами, либо по возможности помогали им. И Гришка решился. Он заявилпартизанам, что хочет перейти к ним, и те потребовали доказательств егопреданности советской власти. Он заманил домой примака-полицая, который вто время дневал и ночевал в комендатуре, опасаясь расправы, с ним ещеодного такого же пьяницу, напоил их, обезоружил и через связных переправилв лес. Полицейских, конечно, расстреляли, а Гришке поверили, и он соружием, отнятым у отчима, пришел в отряд. Тимошкин в это время тоже былтам и, слушая, как некоторые партизаны хвалили Блищинского, возмущался.Он-то отлично понимал фальшивую душу своего бывшего друга и не скрывал