Знак беды, часть 2

   Немного помедлив, Петрок начал вылезать из недокопанной ямы. Очень емуне хотелось идти неизвестно куда, на выселковское поле, но, наверно,придется. Эти тем более не отцепятся. Эти найдут тебя под землей, вытащати заставят делать все, что им прикажут немцы.

   Захватив лопату, он покорно пошел за полицаем к хате, чувствуя, какноет натруженная поясница, и вдруг подумал: а может, так будет и лучше -подальше от этой истоптанной, разграбленной усадьбы, во чистое поле. Тамхоть среди своих, без этих понуканий да издевательств. Как и всегда, онуже пытался найти какие-то преимущества в новом положении, потому что какже иначе жить, если не приспосабливаться к обстоятельствам? Так, какхочется, все равно не будет, это он знал определенно.

   Они пролезли через дыру в изгороди и очутились во дворе, где уже густодымила кухня, из котла клубами валил пар. Карла помешивал там что-то, аСтепанида по-прежнему с молчаливой сосредоточенностью чистила возле тынакартошку.

   - Ну, активистка, ты долго там? - нетерпеливо гаркнул на нее Гуж.

   - Не погоняй, не запряжена, - спокойно ответила Степанида, с силойбросив в ведро очищенную картофелину.

   - Я не погоняю, а приказываю. Берите корзины и марш оба за мной!

   - А где я их возьму?

   - Дома возьми! Поди, есть же в сенях корзины?

   - А кто меня туда пустит?

   - Как кто? А часовой что, не пустит?.. Эй, приятель! - другим тоном,гораздо мягче обратился Гуж к часовому. - Дай я погляжу. Корзина нужна.Понимаешь, корзина!

   - Цурюк! - гаркнул часовой и скинул с плеча винтовку.

   "Вот хорошо! - молча порадовался Петрок. - Вот так тебе и надо: цурюк!А ты думал?" И он почти с симпатией посмотрел на этого тупорылогочасового, который так кстати осадил гонористого полицая.

   - Ах ты, черт! - озабоченно крутанулся Гуж. - Ну, мешок бери,какое-нибудь ведро...

   - Где я возьму ведро? Это же ихнее.

   "Да, Степаниду голыми руками не схватишь! - может, впервые за много летс восхищением подумал о жене Петрок. - Если уж заупрямится, так поскачешь.И я тут тебе не помощник. Заставь, если сумеешь!"

   За разговорами во дворе они не сразу услышали, как огромная немецкаямашина свернула с большака и подкатила к воротам. Она еще не остановилась,а из кабины поспешно вывалился колобок-фельдфебель, на его раскрасневшемсялице было какое-то оживление, доброе или нет, сразу трудно было и понять.

   - Вас ист дас? - гаркнул фельдфебель, останавливаясь перед Гужом. Тотнеуклюже попробовал взять под козырек, но ему все испортила винтовка,ремень которой неловко соскользнул с кожаного плеча и повис на локте. -Вас ист дас? Что есть это? - совсем уже зло повторил фельдфебель.Подбоченясь одной рукой, он так и стоял, маленький и круглый, переднеуклюжим длинноруким Гужом.

   - Приказ на картошку, пан офицер. На картошку! - уточнил Гуж. - Чтобвыбрали до воскресенья.

   - Вас ист дас? - не принимая объяснения, разъяренно взвизгнул