Знак беды, часть 2

аккуратно написанными строчками (не было времени бежать за тетрадкой нахутор), зато хорошо прочитала заданное, только один раз сбившись на слове,которое теперь чаще других звучало в людских устах. "Коллективизация, -поправила Роза Яковлевна, их учительница на ликбезе, и повторила: -Коллективизация! Запомните все, как правильно произносится это слово".

   Уж, конечно, запомнила она и все другие, кто был в тот вечер внетопленой школе - парни да мужики, что собрались на ликбез, и среди нихтолько две женщины, Степанида Богатька и Анна Богатька, или, как ее звалив деревне, Анюта. Нет, не родня, чужие, просто в Выселках полдеревни былиБогатьки, а другая половина Недосеки, Гужовы, небольшая семья Гончариков.К полуночи, когда окончились занятия, они вдвоем вышли из школы инеторопливо пошли в конец Выселок.

   Анюта весь вечер была невеселой и, читая, делала ошибки. Степанида дажеподсказывала ей дважды: "Да працы усе, хто чуе сiлу, пад сцяг чырвоны,вольны сцяг", - а та все равно не могла запомнить. Что-то происходило сней непонятное. Правда, Степанида не имела такой привычки - лезть срасспросами в чужую душу, хватало собственных забот. Однако Анюта сама неудержалась:

   - Знаешь, теточка, радость же у меня. А вот нерадостно.

   - Отчего же нерадостно, когда радость? - удивилась Степанида.

   Они шли узкой, укатанной санями улицей, вверху над крышами глядела всемсвоим круглым ликом луна, густо роились звезды, крепкий мороз пощипывалщеки. Степанида спрятала пальцы в рукава кожушка, сцепив на животе руки.Но было очень скользко, шли мелкими неверными шажками. Чтобы не упасть.Анюта взяла Степаниду за локоть.

   - Договорились с Василем Гончариком на Восьмое марта пожениться. Вчераприходил к нам, с батькой советовался.

   - Ну, так в чем же дело?! - сказала Степанида. - Вася - парень хороший.Говорят, милиционером будет работать?

   - Будет, ага. Он такой умный, ласковый...

   - Любишь его?

   - Ой, теточка, не знаю как! Уж очень люблю.

   - Ну и хорошо. Чего же печалиться. Радоваться надо.

   - Так я бы и радовалась. Но венчаться не хочет.

   - Не беда, что не хочет! Теперь ведь устраивают комсомольские свадьбы,без попа. В сельсовете запишутся, повыступают, и все.

   - Так я ничего... Но отец! - вздохнула Анюта. - Отец не хочет так, безпопа. Говорит, несчастливо выйдет. А я же не хочу, чтоб несчастливо. Яведь столько счастья желаю ему, если бы ты только знала, теточка...

   - Ай, не слушай ты, Анюта. От попа счастья немного. Раньше, бывало, всев церкви венчались, но разве все счастливо жили? О-ей! А теперь что тамотец! Как вы захотите, так и будет.

   - Оно так. Но все же...

   Анюта смолкла, отдавшись своей печали, и Степанида подумала: как не ковремени! Еще не вышла замуж, а уже печаль-кручина, уже сохнет девка.Конечно, Анюта не из тех невест, которым лишь бы повернуть по-своему, лишьбы окрутить жениха. Ей еще надо, чтобы и другим возле нее было хорошо,