Знак беды, часть 2

взгляды стариков, примолкшее внимание ребятишек, - брали все на учет. Былотрудно, но надо было.

   Она думала в тот день, что уже не застанет председателя в сельсовете,что, наверно, придется догонять комиссию где-то в деревне, и оченьудивилась, когда, открыв дверь длинной, как коровник, псаломщиковой хаты,увидела всех на месте. Примолкнув, сидел за столом Левон, напротивкоренастый мужик в черном полушубке, его сосед Корнила, которого такжевыбрали в комиссию по обобществлению; отвернувшись к окну, стоял в своейкрасноармейской шинели Вася Гончарик. Было очень накурено, холодно, междумужчинами ощущалось какое-то напряжение, которое сразу уловила Степанида исдержанно поздоровалась:

   - День добрый.

   - Добрый день, - ответил Корнила.

   - Черта он добрый, - сказал Левон, поведя на нее одним глазом. -Поганый день, хуже некуда.

   Степанида не поняла.

   - А что? Погода хорошая.

   - Слишком хорошая. Ранняя весна берется... Но... На вот прочитай.

   Он протянул ей небольшой, уже изрядно помятый листок районной газеты"Чырвоны араты". Еще ничего не понимая, она с трудом начала читатьрассыпанные по странице заголовки: "Выше знамя индустриализации", "Нановые рельсы!", "План вывозки деловой древесины под угрозой срыва". Надругой стороне был небольшой рисунок: красноармеец, широко расставив ноги,протыкает штыком толстого брюхатого буржуя с оскаленными зубами.

   - Не туда глядишь, - сказал Корнила. - Вон, в самом углу.

   Действительно, в уголке газеты не слишком большими буквами выделялсязаголовочек: "В Слободских Выселках потворствуют классовому врагу -кулаку". Степанида впилась глазами в мелкие буквы заметки и, чуть шевелягубами, стала читать. В заметке говорилось, что в то время, как по всейстране идет острая борьба с кулаком как с классовым врагом, в Выселках этуборьбу игнорируют и раскулачили только одного врага, который имел наемнуюсилу, Гужова Ивана. А наемную силу имели еще следующие хозяева: БогатькаКорнила, который два лета нанимал беднячку Колонденок Фрузыну жать рожь,Прохориха, которая три года подряд нанимает пахать, жать и сеять, БогатькаЛадимир, который нанимал молотить. Все это могут подтвердить свидетели."Никакой пощады классовому врагу!" - таким призывом заканчивалась этазаметка. Подписана она была загадочно-просто: Грамотей.

   Степанида сразу поняла, отчего пришли в уныние мужчины, особенноКорнила, да и сам председатель Левон. Ей тоже стало страшновато, и онахотела еще раз прочитать, убедиться, что все поняла правильно, но Корнилапротянул руку за газетой.

   - Ну, видела? Это я классовый враг!

   - А я потворствую! - криво усмехнулся Левон.

   Степанида присела на лавку, все-таки чего-то она не могла понять, хотянаписанное в газете было правдой, но все же... Куда она вела, эта правдазаметки, об этом страшно было подумать.

   - И кто бы это был сволота?! - тремя пальцами изувеченной руки ударилпо столу Левон.

   - Я же тебе сказал кто! Его работа! - заметно нервничая, выпалил