Знак беды, часть 2

в сосняке. Она молчала, поглядывая на Анютку, которая немного утихла отплача и взялась поправлять платок. Смысл этих необычных событий медленнодоходил до ее сознания. За печью повставали дети. Федька, надев штанишки,высунулся из-за дерюжки и стоял так с испугом на сонном лице.

   Анютка тем временем все говорила, в отчаянии заламывая руки:

   - Не знаю теперь, что и делать! Отец плачет, говорит: зачем вы так настарость мою? А как повели Антипа с Андреем, так и совсем стал биться оземлю, мне страшно стало, ну, я и побежала сюда. Что же делать теперь,теточка?

   Что делать? Если бы она знала, что надо было делать. Но, пожалуй,теперь уже ничего не сделаешь. Теперь поздно! После такого совсем поздно.Теперь уже никуда не сунешься. Постепенно ей стало понятно, что делалось всосняке, когда она бежала в местечко, почему они остановили ее: им нетрешка понадобилась - они _ждали_. А она могла помешать. Но надо же натакое отважиться, дойти до такого! А теперь... Что теперь будет?

  

  

  

  

  

  

  

   Степанида постепенно успокаивалась, собиралась с мыслями, однако ее непереставало угнетать ощущение несправедливости, и, хотя она понимала, чтопоздно уже что-либо делать после той ночи и того случая на большаке,что-то недосказанное и недоосознанное требовало прояснения, выхода илиосознания хотя бы для собственного успокоения, что ли?

   Уже далеко отойдя от Ладимирова двора, заметила, что идет не вЯхимовщину, а в другой конец Выселок, но поворачивать не стала. Как развпереди увидела знакомое место, где когда-то стояла их хата, а теперьнеприютно стыли на ветру четыре березы да на меже усадьбы распустил тонкиеветки ряд вишенок. Хаты не было, хата давно уже сгнила, остатки ееразобрали на дрова, а огород перешел соседу, Богатьке Демьяну, которыйзаботливо обнес его аккуратной березовой изгородью. Степанида, однако, незадержалась возле места бывшего ее жилища и потащилась дальше - мимознакомых до мелочей хатенок, бревенчатых стен, изгородей, уличныхдеревьев; обошла толстенный, вылезший на улицу комель Меланиного клена.Спустилась с пригорка и все шла, пока не наткнулась на новый штакетниквозле Авсюковой хаты, где теперь помещалась школа и куда недавно еще трираза в неделю бегала она на ликбез. Теперь там учились ее Федька, Феня иеще три десятка ребят, посаженных в четыре ряда - но ряду парт на класс.Степанида прислонилась грудью к штакетнику и все думала. Дети пустьучатся, может, им достанется лучшая доля, нежели выпала их родителям:наука даст хлеб и выведет в люди. А она все, она больше на ликбез непойдет. После отъезда Анютки она уже не сможет без нее сесть за ту парту,не сможет переступить порог школы. В начале минувшей осени Анюткауговорила ее пойти на ликбез, убеждала: стыдно быть неграмотной, когда всястрана учится. Сама она очень старалась преуспеть в грамоте, и Степанидапоняла почему - Гончарик перед службой окончил четыре класса в местечке.Как же Анютка могла отстать от него? В пору, когда была девчонкой, учиться