Знак беды, часть 2

   - А, про кур... Забыл. Забыл, знаешь. Там, поди, с ними не оченьпоговоришь.

   Коротко размахнувшись, она швырнула скрипку на жернова, та слегкастукнулась о что-то нетвердое и отскочила, тихонько загудев струнами.Петрок ужаснулся:

   - Ты что? Ты что это, того?..

   - Я не того. Это ты, гляжу, скоро будешь того, - вполголоса, злозаговорила она. - Приладился, играет. Кому ты играешь, подумал? Может, онидетей твоих поубивали. Где твоя дочка? Где сын? Который уже месяц нивесточки, может, в земле уже, а он им играет!

   - Ну а что поделаешь? Сказали! Ну и играл. Зато отдали.

   - Отдали! Теперь каждый вечер им играть будешь?

   Петрок не успел ответить, как снаружи где-то поблизости от хатыгромыхнул очень звучный в ночной тиши выстрел, и сразу там загалделомножество голосов - встревоженно, громко, по-немецки. В хате стукнулидвери, все выскочили из нее на темный двор, и тут же опять послышалисьтревожные крики, и снова два раза подряд грохнули выстрелы. Степанидасидела будто неживая, не понимая, что происходит, куда и в кого тамстреляют, как вдруг над хатой и двором вспыхнул слепящий, словноэлектрический свет; в оконце ударил яркий огненный сноп, быстроперебежавший по полу, по кадкам, по Петроку, который, замерев, держал вруках красную скрипку, и вдруг погас на стене под черной потолочнойбалкой.

   - Ракета, - упавшим голосом сказал Петрок. - Что же это делается?Спалят...

   Она также не знала, что там делается, и, ничего не видя, с ужасомприслушивалась к загадочной суматохе возле усадьбы. Похоже было, весь этотгвалт смещался за хату, к оврагу, слышен был топот сапог по земле, там жев отдалении бахнуло еще несколько выстрелов. А когда вскоре вспыхнула ещеодна ракета, ее дальний свет тусклым неверным отблеском метнулся по ветвямлип к громоздкому верху машины под ними. "Кого они там увидели? - думала встрахе Степанида. - Неужели поросенка? Может, выбрался, прибежал, теперьточно застрелят".

   Она уже не могла оставаться на сеннике, стала на коленях к оконцу ивсматривалась в темень двора. Потом попыталась выйти, но тут же вернуласьк оконцу, решив, что теперь выходить нельзя: чего доброго, еще убьют втемноте. И она вслушивалась в выкрики, недалекую тревожную суету возлеоврага или на огороде по ту сторону усадьбы. Там громыхнуло еще нескольковыстрелов и послышалась зычная отрывистая команда.

   - Боже мой! Что же это? - не в состоянии что-либо понять, спрашивалПетрок.

   - Тихо ты! Слушай...

   Ну, конечно же, что им еще оставалось, кроме как сидеть и слушать. Ивот в этой нескончаемой напряженности, когда там немного притихло, онауслышала короткий разговор у крыльца, кто-то обратился к часовому, и онапоняла одно только знакомое слово "бандытэн". "Но откуда здесь могутвзяться бандиты? - подумала она. - Может, из лесу напали на немцев, еслите так яростно бросились к оврагу? Но почему тогда не слышно выстрелов стой стороны, от оврага?.."

   - Что будет, что будет? - продолжал сетовать Петрок, и она тихо