Знак беды, часть 2

   - Так какого ж шиша не зная, не ведая полезли? Как в прорву. Теперьнажрались палочек, поумнели?

   - Умные и тогда были. Но малоземелье не лучше. Как было жить на двухдесятинах с детьми?

   - А на шестидесяти сотках лучше стало? Двух десятин им мало было! Воттеперь немцы дадут земли сколько хочешь. До тридцати га. Тем, кто,конечно, заслужит. У германской власти заслужит.

   - Тебе уж точно дадут. Заслужил!

   - Мне? А на черта мне земля? Я ее с детских лет ненавижу. Плевал я наземлю.

   - За что же тогда стараешься?

   - Ах, какая умная, гляжу! Все тебе знать надо! А хоть бы за то, чтовласть дали. Для власти! Я всю жизнь был подчиненный, безвластныйчеловечек. Не мог ничего. А теперь у меня власть! Полная. Я же теперь длявас выше, чем сельсовет. Выше, чем райком. Чем совнарком даже. Я же могулюбого, кого захочу, пристрелить. Мне все доверяют. А могу и наградить.Вот тебе что надо? Корова нужна, немцы сожрали? Будет корова! Завтраприведу. Поросенка? Так же. Коня нет? Завтра из Выселок двух пригоню.Отберу у любого и пригоню. А ты думала?

   - Отобранных нам не надо.

   - А я тебе и не дам. Ты же враг! Враг Германии. Думаешь, я не знаю,чьих рук не миновала та их винтовочка? Напрасно дураки немцы на немогосписали. Я согласился, думаю: пусть! А сам имею в виду. Тебя, Степанида,имею в виду. Я еще тут пошурую. В одном месте. Знаешь, в каком!

   Он почти выкрикивал это, вперив в нее твердый, безжалостный взгляд, иона смешалась, первый раз за эту встречу подумав: неужели разнюхал, холуйнемецкий! Но и в самом деле у нее стало муторно на душе, казалось, ончто-то узнал, вроде сам подглядел или, может, подсказал кто. Хотярассудком она убеждала себя, что ничего знать он не мог. Пугал? Испытывал?Может быть, хотя все равно было скверно.

   - А вот Петрок умнее тебя, - помолчав и немного успокоясь, сказал Гуж ивскочил из-за стола. - За самогон взялся. Правильно! Только пускай невздумает от меня скрываться. Голову откручу и скажу, что безголовымродился. Выменял змеевик на скрипку и думает утаить. Не удастся, у меняагентура!

   В сенях раздались шаги, через порог шагнули длинноногий Колонденок иплотный, плечистый Недосека.

   - Ну что?

   - Нигде нетути! - взвизгнул Колонденок.

   Недосека сначала изобразил глубокую озабоченность на лице и,жестикулируя, начал пространно объяснять:

   - Обшарили это, считай, насквозь. И в пуне, и в хлевках. Нету. И кудаон пропал, кто его знает...

   - Хреново шарили! - оборвал его Гуж. - Ну ладно. Некогда сейчас, а тобы...

   Он еще раз торопливо заглянул в каждое окно и перехватил винтовку.

   - Недосека, будешь стеречь! Садись и дожидайся! Придет, никуда неденется. Ее, - кивнул он на Степаниду, - никуда за порог. Придет, горелкуко мне. Понял?

   - Понял, ну, - не очень решительно сказал полицай.

   - Вот так! Поехали, Потап! А ты запомни, что я сказал, - на прощание