Знак беды, часть 2

От сухих дров дыму было немного, и Петрок впервые за утро довольнопосмотрел вверх, в хмурое осеннее небо над еловыми вершинами, думая, чтоиздали его вряд ли заметят, разве кто случайно набредет на поляну. Дровабыстро разгорались. Петрок, стоя на коленях перед казаном, заботливопододвигал головешки, чтобы больше пригревало снизу. Он и сам грелся,потому что хотя и было затишно, однако от ручья снизу тянуло леснойсыростью, в которой стыли колени и руки. Возле костра было хорошо. Опятьже надо было следить, чтобы вовремя уменьшить огонь, иначе пригорит брагаи пропадет весь выгон. Конечно, Петрок не первый раз в жизни принимался затакое дело, имел уже некоторый опыт. Но опыт этот приходился на давние,доколхозные годы. Последнее же время перед войной самогон гнали редко,больше заботились о том, чтобы поесть. Но, видно, казан все же грелсямедленно, в лесу, конечно, не то что в овине или истопке, где было быгораздо сподручнее. Но разве теперь там выгонишь?