Знак беды, часть 2

когда уже занялся рассвет, а в колхоз записалось всего шесть хозяйств.

   Глядя на Потапку, Степанида подумала, что, верно, и теперь тот бежитоповестить о собрании. Значит, ликбеза сегодня не будет. Она немногопожалела об этом, потому что сегодня, как никогда раньше, удачно исписаластраничку в тетрадке, и слова, может быть, первый раз за зиму, получилисьдовольно аккуратные, почти все ровненькие, вероятно, в школе ее похвалилибы. Прошлый раз учительница упрекнула за небрежность - было темновато,писала, когда улеглись дети, в коптилке кончался керосин, а Петрок всеворчал за печью, что не вовремя пристрастилась к грамоте, надо ложитьсяспать. Теперь же, оставшись одна в хате, она села за прибранный стол инеторопливо вывела: "Мы строим машины, мы строим колхозы". Но, пожалуй,сегодня занятий не будет.

   Тем временем в сенях стукнула дверь, и, не отряхивая ног, в хатуввалился Потапка - рослый бледнолицый подросток, подпоясанный веревкой позаплатанному, с чужого плеча зипуну. Не поздоровавшись, прежде шморгнулраза два покрасневшим простуженным носом и прогугнявил:

   - Тетка, там Левон кличет.

   - А что, сходка?

   - Не, не сходка. Комбед будет.

   - Теперь?

   - Ну.

   - Соберусь, приду, - сказала Степанида, слегка озадаченная этимсообщением. С осени комбед не собирался, говорили, что будут выбиратьновый. Но вот, видно, нашлась какая-то надобность в старом.

   Потап еще раз шморгнул носом, поправил на голове перекрученную овчиннуюшапку и вылез в дверь. Прежде чем закрыть ее, стукнул о порог каблукамибольших сапог, и Степанида узнала - это были Левоновы сапоги. Сам Левонтеперь, наверно, подальше залез за стол в сельсовете, подобрав подскамейку ноги, чтобы никто из приходящих не увидел председателя босым. Нос обувью и на хуторе было не лучше, просто беда с этой обувью: ни себе, нидетям ни купить, ни сшить. На всю семью одни заплатанные валенки, которыесегодня утром надел в дорогу Петрок, и ей теперь приходилось обуватьлапти-чуни. Правда, о себе она не слишком заботилась, шла же не в церковь,а коли уж заседание комитета бедноты, то чего там стесняться. Лишь бытепло было ногам.

   Она быстро собралась, надела поновее шерстяную юбку, завязала свежий,белый в крапинку платочек, аккуратнее перевязала на ногах лапти. Ни к чемустараться над нарядом: не молодая, хотя здоровьем бог не обидел, все жесорок лет - бабий век, не то что двадцать. Сняла с гвоздя у порога главноесвое убранство - украшенный спереди вышивкой, хотя и не новый, ноаккуратный и теплый полушубочек, пригодный на любой выход. Хату она незакрывала, скоро должны были вернуться из школы дети, может, она ещевстретит их по дороге. Школа была недалеко, все в тех же Выселках, кудавела узенькая санная дорожка от хутора. Степанида шла и поглядывалавперед, не покажутся ли ее двое малых: Фенечка ходила в третий класс, аФедя во второй. Но детей не было видно, а дорога была очень скользкая,просто стекло. Чтобы не упасть, Степанида то и дело смотрела под ноги,ступала осторожно и озабоченно думала: что еще будет там, на комбеде?