Знак беды, часть 1

   - Сказали, говоришь? А если теперь немецкая власть другое скажет? Кактогда вы?

   - А мы что? - передернул Петрок плечами. - Как все, так и мы.

   Гуж удобнее устроился за столом, взглянул в окно и широким хозяйскимжестом сгреб со стола бутылку.

   - Ну а сало у тебя найдется?

   - Сейчас, сейчас, - повернулся к двери Петрок и сразу же наткнулся наКолонденка, который не сдвинулся с места.

   - Пропустить! - ровным голосом сказал Гуж, и только тогда Колонденокподвинулся с порога, пропуская Петрока в дверь.

   Чтобы было светлее, Петрок настежь растворил сени, истопку, нащупал вкадке слежавшийся в соли кусок сала. Он уже понял, что это посещениехутора полицаями не случайно, тут есть определенная цель, вскоре,наверное, все выяснится. Но только бы не сунулась сюда Степанида, как быдать знать ей, какие тут гости, лихорадочно думал он, торопливо несяугощение в хату.

   - Это другое дело! - удовлетворенно сказал Гуж. Полицай уже выпилводку, стакан был пустой, одутловатое лицо его еще кривилось от выпитого,и он сразу принялся нарезать сало. - Так, теперь твоя очередь. Все-такихозяин. Хозяев немцы уважают. Не то что при Советской власти...

   - Да нет, я знаете, не очень того...

   - Это ты брось! - прикрикнул на него Гуж и, взболтнув бутылку, налилбольше половины стакана. - Пей! За победу.

   - Ну, разве за победу, - уныло согласился Петрок, беря из его рукстакан.

   - Твой-то сын где? В Красной Армии будто? Сталина защищает?

   - Ну, в армии. Солдат, так что...

   - Так что за победу! Над большевиками, - уточнил Гуж.

   Проклиная про себя все на свете и прежде всего этого мордастого гостя,Петрок почти с отвращением вытянул водку из стакана.

   - Вот это дело! - одобрил полицай. - Теперь на, закуси.

   Гуж держал себя за столом по-хозяйски, а Петрок незаметно как-топревратился из хозяина в гостя, не больше. Конечно, он был напуган этимвнезапным приходом полиции, встревожен недобрыми намеками Гужа и боялся,как бы все это не кончилось худо. Однако, может, и хорошо, что неотказался выпить, водка постепенно притупила испуг, и растерянность егостала проходить. Он уже осваивался в роли собутыльника, раз уж его лишилироли хозяина, боком присел к столу и жевал корку хлеба. Гуж тем временем,будто жерновами, широкими челюстями перемалывая хлеб с салом, опятьнаполнил стакан.

   - Хорошее дело можно и повторить. Правда, Богатька?

   - Правда, наверное. Первая чарка, она - как синичка, а вторая - какласточка, - словоохотливо подхватил Петрок. - А это... товарищу? - кивнулон на Колонденка у порога.

   - Обойдется, - пробасил Гуж. - Он непьющий. Ты же, правда, Потап,непьющий?

   - Непьющий, - тонким голосом ответил Колонденок, и все в хате притихливслушиваясь. Со двора донеслись звуки шагов, возле хлевка громкозакудахтала курица.

   - А ну! - кивнул Гуж помощнику, не выпуская из рук стакана. Колонденок